Краеведение

Тайна гибели Дрелевского: о чём говорят идущие часы?

Юрий Дрелевский… Рижский студент, матрос Балтфлота, комиссар юстиции города Вятки... Личность отнюдь не мифическая – в архивах сохранилось достаточно документов о его деятельности в наших краях… Не мифическая, но в то же время и не лишенная налета легендарности.

Давнишняя и официально признанная история его гибели красочно повествует, как самоотверженный борец с врагами Советской власти и трудового народа героически пал от рук белых бандитов… Будучи пленен в селе Покровском мятежниками-степановцами, он был отвезен в захваченный ими Уржум, там в течение четырех дней подвергался жестоким пыткам и, наконец, был расстрелян где-то в лесу близ деревни Теребиловки.

Версия эта, повторю, давнишняя и официально признанная, но… абсолютно легендарная! Почему? Начнем издалека… 

«Мятеж»

gibel-drelevskogo-7Именно так должна была называться книга Аркадия Филёва о событиях времен гражданской войны, произошедших в 1918-м на территории Малмыжского, Уржумского и Нолинского уездов. Выход книги планировался на 1975 – 1976 год. Автор ее проделал большую работу – опрашивал очевидцев событий, обращался в архивы... В силу своего положения (известный писатель союзного масштаба, директор Кировского книжного издательства, секретарь облотделения Союза писателей, бывший первый секретарь Свечинского райкома КПСС) он имел доступ во многие архивы и к достаточно большему количеству документов.

Отдельные главы новой книги даже начали публиковаться в «Кировской правде» зимой 1976-го. Но… Аркадий Александрович Филёв умер 7 ноября того же года, так и не окончив эту книгу.

Тем не менее, материалы, собранные Филёвым, остались. Более того, они порой могут служить единственным источником сведений о так называемом Степановском мятеже. Характеристика Степанова, свидетельства очевидцев о последних днях Юрия Дрелевского и многое-многое другое можно найти в фонде документов Аркадия Филёва, хранящихся ныне в Госархиве Кировской области. 

* * *

Чтобы понять причины мятежа, начавшегося 8 августа 1918 года, нужно вернуться на несколько месяцев назад, к событиям на Восточном фронте в июне-июле 1918-го.

gibel-drelevskogo-6Проведенное в это время успешное наступление частей Чехословацкого корпуса и армии Комуча привело к распаду советского Восточного фронта. Армии, составлявшие фронт, отступали по расходящимся направлениям, не имея между собой и штабом никакой связи. 5-я армия отступала по правому берегу Волги в район Свияжска, 2-я армия отступала в междуречье Камы и Вятки. Командовавший 2-й армией Александр Харченко (полковник старой армии) бежал к белым.

После бегства Харченко и части командного состава 2-я армия с 4 по 18 июля вообще не имела командующего. 18 июля командующим армией назначил себя К.Н. Блохин (штабс-капитан старой армии). Сама армия к тому времени распалась на три части, между которыми не было связи. Штаб армии и центральной группы войск расположился на пароходе, стоявшем у пристани Вятских Полян.

6 августа 1918-го чехи и армия Комуча подошли к Казани, что стало полной неожиданностью для штаба фронта. Бои в городе продолжались четыре дня. Главкому Вацетису и его штабу с большим трудом под прикрытием батальона латышей и интернационалистов (преимущественно китайцев), составлявших охрану штаба фронта, удалось выйти из города в сторону Свияжска. 10 августа Казань была полностью занята белыми. На фронте наступило некоторое затишье. Противостоящие стороны, не имея сил для дальнейших действий, начали перегруппировку.

Во 2-ю армию через Вятку по железной дороге, далее по реке в Вятские Поляны начали перебрасываться резервы из центра – Полк имени Володарского, Полк Красных Гусар, Святогорский полк, 7-й латышский стрелковый полк.

Командарм Блохин, собирая свои новые части в единый кулак, разослал им телеграммы о сосредоточении в районе Вятских Полян. 

* * *

6 августа телеграмму Блохина получил и Московский продовольственный полк, находившийся в окрестностях Малмыжа, в селе Калинино.

gibel-drelevskogo-5Получив телеграмму, командование полка тут же затеяло переписку с губернским центром по поводу денежного и вещевого довольствия, платы за использование телег и лошадей. В одной из телеграмм даже говорилось, что если полку не будет выдано денег, то командование полка возьмет их силой оружия из Малмыжского казначейства.

Тем не менее, на следующий день, 7 августа, безо всякого «грабежа» деньги полку (2 456 000 рублей) Малмыжским казначейством были-таки выданы. Кстати, не выдавали их малмыжские казначеи продполку не по собственной инициативе, а по велению заворовавшегося губисполкома, как это вскрылось чуть позже.

В получении денег расписались начальник штаба Отрежко, комиссар полка Натапов и военрук Анатолий Ананьевич Степанов.

8 августа к пристани Горки подошел пароход «Победоносец» с тремя баржами, на которых разместилась часть продовольственного полка под командованием Степанова. Начальник штаба полка Отрежко находился в Малмыже, а комиссар Натапов выехал в Вятские Поляны еще в день получения денег, 7 августа, для организации размещения полка.

Однако уже находясь в пути, Степанов отправляет в Вятку телеграмму о том, что направляется в Котельнич с хлебом, который он вывозит из Уржумского уезда в связи с наступлением белых, а вместо этого с отрядом высаживается в Цепочкино, откуда переходит в Уржум. Пробыв там два дня, он объявляет свой отряд частью армии Комуча и уходит с ним из Уржума в сторону Казани.

В районе деревни Параньга Казанской губернии при попытке получить продовольствие (т.е. совершить грабеж) Степанов пропал без вести (скорее всего, был убит), а его отряд распался.

Дальнейшие события, происходившие с 10 по 20 августа 1918 года в Малмыжском и Уржумском уездах, стали следствием неразберихи и паники, вызванной развалом фронта, началом Ижевско-Воткинского восстания, борьбы за власть, ну и воровства в органах управления Вятской губернии.

14 августа оставшиеся части Московского продовольственного полка, находившиеся в селе Калинино, были разоружены Полком имени Володарского. Тогда же, 13 – 14 августа, прибывший из Вятки дознаватель провел следствие, в результате которого весь командный состав полка был арестован, Отрежко и Натапов расстреляны, а деньги Малмыжского казначейства возвращены обратно. Недостача составила лишь 25 тысяч рублей, о чем имеется соответствующий документ.

По приказу военного руководителя Вятско-Полянского оборонительного района, коменданта города Малмыжа Зусмановича Отрешко был похоронен с воинскими почестями на центральной площади Малмыжа, на могиле установлена ограда и сделана надпись: «Здесь покоится прах невинно погибшего начальника 1 продовольственной дивизии т. Отрешко».

Вскоре, в ходе проверки финансовой деятельности Вятских советских учреждений, в том числе Вятского губисполкома, бригадой ревизоров Наркомата госконтроля под руководством В.Н. Терзиева были обнаружены крупные злоупотребления по должности ответственных советских работников и упущения в расходовании денежных средств.

Именно Терзиев отправил 20 ноября 1918 года телеграмму в Москву с просьбой прислать в Вятку комиссию из представителей ЦК РКП(б) и ВЧК, в результате чего в январе 1919-го к нам прибыли и нарком госконтроля Иосиф Сталин, и председатель ВЧК Феликс Дзержинский. 

Ошибочка вышла

Теперь, зная, как в целом развивались события, рассмотрим, какое участие принял в них Юрий Дрелевский, убитый, согласно официальной версии, мятежниками-степановцами под Уржумом 20 августа 1918-го.

Да, собственно, вот она, эта официальная версия, прямо в «Очерках истории Кировской организации КПСС» (1969), часть вторая, – официальнее некуда: «Выполняя задание Вятского губернского Чрезвычайного военно-революционного штаба, Ю.А. Дрелевский вместе с инструктором Нолинского уездного военкомата Е.А. Кареловым прибыл 16 августа1918 г. в село Петровское Уржумского уезда, чтобы на месте ознакомиться с создавшейся обстановкой. Но оба они были схвачены местными кулаками и выданы степановцам. В течение четырех дней палачи подвергали их пыткам в уржумской тюрьме, а в ночь на 20 августа в лесу, близ деревни Теребиловки, расстреляли». 

* * *

Однако в Государственном архиве Кировской области сохранилось письмо Юрия Дрелевского, датированное – внимание! – 18 августа. И отправлено оно было отнюдь не из пыточной камеры. И следов крови на нем нет.

drel-2Это письмо было отправлено Дрелевским в Вятский городской совдеп из Кырчан, в нем содержится просьба об отставке с поста городского комиссара юстиции, поскольку в связи со сложной обстановкой Дрелевского как командира летучего отряда могут отправить на фронт.

Известно также, что вечером 19 числа, Дрелевский выехал на подводе с инструктором Нолинского уездного военного комиссариата Кареловым в сторону села Петровского для разведки. Больше живым его никто не видел.

Что ж, логично предположить, что недруги-степановцы, его, может, и не пытали, но убить-то могли… Даром они, что ли, в ту пору да в тех краях ошивались?

И всё же простой подсчет цифр, километров, часов показывает, что как раз-то степановцы (часть Московского продполка под командованием Степанова) этого сделать никак не могли, тем более четыре дня пытать!

А всё потому, что Степанов со товарищи ушел из Уржума ДО 16 августа.

Напомню: «8 августа к пристани Горки подошел пароход «Победоносец» с тремя баржами, на которых разместилась часть продовольственного полка под командованием Степанова. (…) Однако уже находясь в пути, Степанов отправляет в Вятку телеграмму, что направился в Котельнич с хлебом, который он вывозит из Уржумского уезда в связи с наступлением белых, а вместо этого с отрядом высаживается в Цепочкино, откуда переходит в Уржум. Пробыв там два дня, он объявляет свой отряд частью армии Комуча и уходит с ним из Уржума в сторону Казани». 

* * *

Вот оно как! Легенда рушится прямо на глазах… Однако ж, закономерно возникает вопрос, если не степановцы, то кто? Кто убил Дрелевского?

gibel-drelevskogo-3Для сколь-нибудь вразумительного ответа по законам детективного жанра нам следовало бы осмотреть труп. Этого мы сделать, разумеется, не можем, однако можем ознакомиться с описанием, которое было дано одним из очевидцев. Благо, запись таких показаний сохранилась в архиве писателя Аркадия Филёва среди материалов для книги «Мятеж»: «Дрелевского нашли (обнаружили) убитым в лесу недалеко от деревни Теребиловки, у него было около 16 пулевых ранений. На Дрелевском, когда его обнаружили, была  кожаная куртка, штаны, на ногах сапоги, часы на руке еще шли».

Прелюбопытнейшая деталь – еще идущие часы. О ней, кстати, пишет отнюдь не только очевидец Филёва.

Леонид Дьяконов в книге «Олень Золотые Рога» (Горький, 1986) тоже упоминает о часах: «Красноармейцы бросились по горячим следам. Нашли яму близ Теребиловской деревни. Большущую яму вырыли белые, словно хотели всю Советскую власть закопать тута. Яма засыпана, свежей землей, стали разгребать землю, и вот они – наши погибшие товарищи! Стали вынимать их, чтобы похоронить в городе, с честью. У одного товарища Дрелевского, который тогда помогал наладить работу на телефонной станции, выскользнули часы из кармана – из желтой куртки. Подняли эти часы, а они еще идут!»

В книге «Октябрь и Гражданская война в Вятской губернии» (Вятка, 1927), в статье А. Новоселова опять же находим нечто подобное: «В Уржуме степановцами были расстреляны вятский комиссар юстиции Юрий Антонович Дрылевский (так его фамилия писалась в дореформенной орфографии – прим. автора) и комиссар по продовольствию в городе Нолинске тов. Карелов (оба коммунисты). Когда Уржум был занят красными войсками, могилы, в которых были зарыты эти товарищи, были вскрыты. Часы на руке тов. Дрылевского еще ходили».

Интересен еще один момент. Тела Дрелевского и Карелова нашли в яме, из которой брали глину для изготовления кирпичей, то есть кто-то сбросил трупы в яму и всего лишь обвалил стенки. В спешке? Или чтобы легче было найти? 

* * *

Как бы то ни было, в итоге мы получаем нечто следующее.

1. Дрелевский был убит незадолго до того, как его тело было обнаружено (т.е. 19 – 20 августа) – завода механических часов того времени хватало примерно на сутки, а на момент обнаружения тела часы еще шли.

2. Труп Дрелевского не ограблен, а значит, убит Юрий Антонович был не просто не степановцами, которых в то время в окрестностях Уржума уже не было, но и вообще НЕ БАНДИТАМИ.

3. Около 16 пулевых ранений… А ведь патроны при расстрелах в то время предпочитали не тратить. Более того, порой их предпочитали не тратить даже на сами расстрелы. Так что, скорее всего, Дрелевский не был расстрелян, то есть не был казнен через расстрел.

Что же в таком случае с ним случилось? 

* * *

А дело обстояло приблизительно так.

18 – 19 августа Дрелевский прибывает в Кырчаны. Как свидетельствует рукопись очевидца событий Фалалеева (хранится в Госархиве социально-политической истории Кировской области), в Кырчаны Дрелевский приехал на автомобиле вместе с самим Фалалеевым, Горностаевым и другими товарищами – принять кассу Нолинского уездного исполнительного комитета. Кассу они приняли, и Фалалеев поехал с ней в Вятку, но встретив по дороге отряд Симонова, Попова, и Урановского, вернулся обратно в Кырчаны.

Однако Дрелевского Кырчанах, как нетрудно предположить, они не застали.

Вместе с оставшимися товарищами и комиссаром Кареловым он уехал из Кырчан в сторону села Петровского.

О том, что Дрелевский был не один и не вдвоем с Кареловым, а находился в составе группы, упоминает в своих воспоминаниях Фёдор Мачехин. Он пишет, что когда Дрелевский был захвачен степановцами в Уржуме, с ним было несколько матросов.

Уржум и степановцев как часть мифа можно смело отбросить, а вот про нескольких матросов – это ценно.

Зачем они выехали из Кырчан – этого мы уже никогда не узнаем. В любом случае продвигались они по территории, прочно занимаемой красными, – красные контролировали весь левый берег реки Вятки. Телефон и телеграф работали бесперебойно, по правому берегу реки и по самой Вятке шла переброска войск на фронт, в Вятские Поляны, так что дорога от Кырчан до Уржума (около 70 км) была относительно безопасна.

Вечерело и, скорее всего, начинало темнеть.

Внезапно группа, в которой находился Дрелевский (четыре-пять человек), попадает под пулеметный обстрел – засада – аккурат между глиняными карьерами и селом Теребиловкой. Выжить было нереально. Вот откуда на теле Дрелевского более 16 пулевых ранений.

В общем, с определенной долей уверенности можно предположить, что группу Дрелевского в суматохе той поры саму приняли за группу степановцев – люди неместные, одеты в матросскую форму и кожанки, говор, если нападавшие могли его слышать, явно не вятский...

Ну а потом… подошли, посмотрели, пошарили по карманам, нашли документы, прочитали, ужаснулись и решили всё свалить на степановцев. 

Имя! Имя!

Ну вот, скажет разочарованный читатель, у степановцев хоть имя было, пусть даже и одно на всех. А теперь?.. И того не осталось – неизвестные красные воины проявили революционную бдительность – и всё тут!

gibel-drelevskogo-2А вот и не всё! Имя-то как раз есть – Николай Гурьянович Сормах (1894 – 1945).

Стрелял ли он сам из пулемета – неизвестно, вряд ли. Однако совершенно точно известно, что пулемет у него был – и даже не один, – поскольку являлся товарищ Сормах (Сорокин-Махалов) на момент гибели Дрелевского не кем-нибудь, а командиром достаточно крупного вооруженного отряда (до 500 человек личного состава). И стоял этот отряд как раз в деревне Теребиловке – это  куда, согласно официальной версии, степановцы привели расстреливать Дрелевского после четырех дней пыток. И было на вооружении этого отряда три станковых пулемета и еще несколько ручных.

А занимался отряд Сормаха как раз наведением порядка в прифронтовой полосе. В августе – декабре 1918-го Сормах был военным комендантом Уржума. Обладая всей полнотой власти в Уржуме и Уржумском уезде, Сормах руководил борьбой с дезертирами и бандитами, в частности, в сентябре – декабре 1918-го разгромил банду Ильи Кропотова, действовавшую на территории Уржумского и Нолинского уездов.

Позднее, с 1923 по 1928 год Сормах даже стал начальником Вятской губернской милиции.

Любопытно, но именно товарищ Сормах еще в 1925 году, будучи председателем комиссии по сбору документов по истории партии, добился принятия ею постановления, что Дрелевского в Уржуме не было и быть не могло – и это несмотря на то, что тогда же находились люди, говорившие, что видели Дрелевского в Уржуме и даже с отрядом матросов. 

Автор: Алексей Разнер, историк

Нравится

Большой вопрос

narodnyj-kostyum-ujdet-i-ladno«Возрождение национальных традиций», «крепнущее самосознание русского народа» – всё чаще и чаще звучат...

События

mikhail-nesterov-v-lyubimom-formateКАМЕРНАЯ ВЫСТАВКА ПРОИЗВЕДЕНИЙ ВЕЛИКОГО РУССКОГО ЖИВОПИСЦА ПРОДОЛЖАЕТСЯ В МУЗЕЕ ИМЕНИ...

От первого лица

proniknut-v-glubinu-smeshnogoПИСАТЕЛЬ ЮРИЙ ПОЛЯКОВ О КРИЗИСЕ СОВРЕМЕННОЙ САТИРЫ  3 сентября в Доме-музее Михаила Евграфовича...

СКОРО

Карта странствий

avstraliya-nenadolgo-poteryatsya-v-busheАвстралия – удивительная, очень далекая от нас страна, занимающая целый континент. Немногим россиянам...

Тур выходного дня

v-kilmez-progulyatsya-po-sovetskojПоехать в Кильмезь хотелось уже давно – уж очень красочно рассказывали о фестивале «Вятский лапоть»...

Событие в картинках

 

 

TOP

Информационный портал © «Культурная среда», 2013. Все права на материалы, опубликованные на сайте, защищены российским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах. При использовании любых материалов, размещенных на сайте «Культурная среда», ссылка на сайт обязательна. Возрастное ограничение 12+.

Яндекс.Метрика