Краеведение

520 лет покорения Вятки: хроника забытого похода

Еще не так давно, в июне, кировчане широко отметили радостную дату – 635 лет со дня основания своего города. Однако это не единственный исторический юбилей, выпавший на нынешний год. 1 сентября исполняется 520 лет событиям, которые едва ли кто из кировчан отметит радостно и с размахом. Речь идет о присоединении Вятки к Московскому государству.

Впрочем, еще в начале XIX века историки ничего не подозревали об этом событии. Первый вятский историк Александр Иванович Вештомов, опираясь на известия «Повести о стране Вятской», датой покорения Вятки считал 1459 год. Вторая глава его «Истории Вятчан» так и называется «От покорения Вятчан Российской власти до учреждения Вятской провинции или от 1459 по 1718 год через 259 лет». Эта же дата указана и в первой вятской летописи – «Вятском временнике» конца XVII века: «В лето 6967 (1459) Великий князь Василий Васильевич Московский и всея России Вятскую землю взял и дань положил». 

И всё же противоречия нет.

* * *

Воинственные вятчане, которые на протяжении почти всего XV века грабили соседние земли – и татарские, и русские – да постоянно участвовали в княжеских усобицах за московский стол, не раз навлекали на себя гнев великих московских князей. В двадцатилетней феодальной войне между великим князем московским Василем II и его дядей, галицким князем Юрием Дмитриевичем, главной ударной силой Юрия Галицкого стали именно вятчане, сумевшие-таки посадить своего сюзерена на московский стол перед самой его внезапной кончиной.

hron-zab-poh-2

После смерти Юрия Дмитриевича вятчане выступили на стороне его сыновей – князей Василия Косого и Дмитрия Шемяки, – пока те не проиграли войну.

Наконец, в 1459 году рать Василия II во главе с князем Иваном Патрикеевым обложила Хлынов и держала в осаде до тех пор, пока горожане не присягнули великому князю московскому.

Впрочем, этим дело не кончилось, и реально город оставался независимым. Под независимостью, однако, не следует понимать существование вечевой республики. Вятка всегда имела вполне конкретных хозяев.

С конца XIV века она входила в состав Великого Суздальско-Нижегородского княжества, так что после неудачных сражений за Нижний Новгород – столицу княжества, захваченную великим князем московским Василием I, суздальские князья Василий и Семён Дмитриевичи в начале 1400-х годов прибывают в Вятку, где Семён Дмитриевич и скончался в 1402 году. Василий Дмитриевич умер в Галиче год спустя.

После их смерти московский князь Василий I передал права на Вятку своему брату, вышеупомянутому галицкому князю Юрию Дмитриевичу, права которого на Вятку признал при восшествии на престол и сын Василия Василий II Тёмный.

Кстати, Юрий Галицкий вообще завещал сыновьям разделить Вятку меж собой, чему вятчане не только не возмутились, а наоборот, в последовавшей усобице отчаянно бились на стороне своих сюзеренов, и после смерти в 1453 году сына Юрия Галицкого Дмитрия Шемяки, продолжившего борьбу с Василием II, сохранили верность его сыну Ивану Шемячичу.

В 1460-х годах Вятка числится во владениях великого князя московского, воле которого вятчане подчинялись лишь тогда, когда считали это для себя выгодным. В 1469 году, например, они отказались послать свои войска на Казань в помощь московским.

Тогда же, в 1460-х, в Хлынове сложились две политические группировки – сторонников Москвы и ее противников. Власть переходила из рук в руки.

Авторы, создававшие в XIX веке легенду о Вятской республике, упустили из виду особенности феодального общества того времени, выдав феодальную анархию за демократию, хотя, конечно, на фоне последовавшего абсолютизма вольные порядки удельной поры действительно порождали иллюзию некой самостоятельности княжеств и земель.

Носителями такой самостоятельности можно считать местные элиты – так называемых лучших людей – купцов и землевладельцев, в чьих руках была сосредоточена земля – главное богатство средневековья – и управление городовым полком (тысячей).

Переход от удельной системы к системе централизованного государства неминуемо ставил вопрос о ликвидации местных элит и включения их в столичную элиту. Именно это и произошло на Вятке в 1489 году.

* * *

Наиболее полно «вятское взятие» 1489 года описано в Архангелогородской летописи. Хотя летопись эта составлена в XVII веке, при описании «вятского взятия» летописец использовал источник, опирающийся на свидетельство современника событий.

hron-zab-poh-3

Итак, согласно летописи, 64-тысячное московское войско, состоявшее из большого полка, передового полка, полков правой и левой руки, а также судовой рати, выступило на Вятку 11 июня 1489 года. Из них непосредственно на Вятскую землю двинулся конный передовой полк, состоявший из москвичей, владимирцев и тверичей да сторожевой полк из устюжан, двинян, важан, каргопольцев, белозёрцев, вологжан, вычегжан, вымичей и сысоличей.

Большой полк, полки правой и левой руки действовали на южной Вятке и Арской дороге, приводя к покорности арских князей – потомков ряда знатных татарских родов.

Возглавляли поход на Вятку князь Даниил Васильевич Щеня, известный воевода великого князя московского Ивана III, и боярин Григорий Васильевич Морозов.

Один из первых вятских историков Александр Степанович Верещагин считал, что выбор этот был сделан не случайно: дед Даниила Щени – зять великого князя ВасилияII Тёмного – Юрий Патрикеевич в 1433 году был разбит под Костромой сыновьями Юрия Галицкого Василием Косым и Дмитрием Шемякой, попав к ним в плен, ну а решающую роль в победе галицких князей сыграл отряд вятчан.

О численности защитников Хлынова наглядно свидетельствует факт отсутствия на Вятке должности тысяцкого, то есть бойцов не набиралось и на городовой полк – тысячу.

И действительно, численность упоминаемых в летописи отрядов вятчан обычно не превышала нескольких сотен. Но даже если для обороны Хлынова вятчане мобилизовали всё мужское население от мала до велика, силы все равно были неравны.

* * *

24 июля судовая рать подошла к Котельничу, 30 июля к ней присоединился передовой полк, а 2 августа – 700 татар, посланные казанским ханом по приказу московского князя.

hron-zab-poh-4

6 августа, в день Преображения Господня, войско выступило к Хлынову. Котельнич и Орлов были взяты без боя: Вятчане, скорее всего, решили не защищать их, стянув все силы к своей столице.

Под стены Хлынова войска великого князя подошли 16 августа, в три часа пополудни.

Вятчане выслали навстречу московским воеводам Исупа Есипова сына Глазатого с дарами и предложением переговоров. Московские воеводы согласились принять посольство, выдав вятчанам охранную грамоту.

На следующий день в лагерь осаждавших явились лучшие люди земли и били воеводам челом, чтобы «рать земли вятской не воевала». Воеводы в свою очередь потребовали выдачи изменников и крамольников Ивана Оникеева, Пахомия Лазарева и Палку Багадайщикова. Послы попросили отсрочки до завтра, чтобы иметь возможность собрать вече и обсудить вопрос о выдаче названых лиц.

Вече, длившееся два дня (17 и 18 августа), в выдаче отказало. Заметим, что само понятие «вече» в средневековой Руси означало не только легитимные городские сходы, но и любые многолюдные сборища.

Тогда воеводы велели готовить приступ, плести плетни и готовить примёт, берёсту и смолу для поджога деревянных укреплений города. Демонстрация силы произвела впечатление: вятчане сами вышли из города и выдали воеводам указанных «крамольников». Последние были закованы в кандалы и под надзором устюжан отправлены в Москву, где были биты кнутом и повешены.

* * *

К 1 сентября всё было кончено. Воеводы «Вятку всю развели»: «лучшие земские люди» с женами и детьми под надзором князя Ивана Волка Ухтомского были доставлены в Москву. Впоследствии эти вятчане были записаны в слуги великого князя, в дети боярские и посажены в Боровце и Кременце, где им были пожалованы поместья. Вслед за ними были отправлены на поселение в Дмитров и торговые люди. Остальных вятских жителей привели к присяге великому князю.

Весьма примечательно, что выведя из Хлынова местных помещиков, Иван III не раздал владения на Вятке помещикам московским, как это было сделано в Новгородской земле. Следствием этого стало то, что с 1489 года вятские мужики не знали помещичьего гнета.

По уходе московского воинства местное городское и волостное самоуправление осталось без изменений, правда под более жестким контролем московских воевод и наместников, которым уже не приходилось считаться с финансовой и военной силой «лучших земских людей».

С феодальной вольницей на Вятке было покончено, наступила эпоха единого централизованного государства, благами которого мы, не задумываясь о том, пользуемся и по сей день.

Автор: Андрей Марков, гл. библиограф краеведч. отдела библиотеки им. А.И. Герцена

Фото картин Германа Безукладникова, Аполлинария и Виктора Васнецовых

Нравится

Большой вопрос

narodnyj-kostyum-ujdet-i-ladno«Возрождение национальных традиций», «крепнущее самосознание русского народа» – всё чаще и чаще звучат...

События

mikhail-nesterov-v-lyubimom-formateКАМЕРНАЯ ВЫСТАВКА ПРОИЗВЕДЕНИЙ ВЕЛИКОГО РУССКОГО ЖИВОПИСЦА ПРОДОЛЖАЕТСЯ В МУЗЕЕ ИМЕНИ...

От первого лица

proniknut-v-glubinu-smeshnogoПИСАТЕЛЬ ЮРИЙ ПОЛЯКОВ О КРИЗИСЕ СОВРЕМЕННОЙ САТИРЫ  3 сентября в Доме-музее Михаила Евграфовича...

СКОРО

Карта странствий

avstraliya-nenadolgo-poteryatsya-v-busheАвстралия – удивительная, очень далекая от нас страна, занимающая целый континент. Немногим россиянам...

Тур выходного дня

v-kilmez-progulyatsya-po-sovetskojПоехать в Кильмезь хотелось уже давно – уж очень красочно рассказывали о фестивале «Вятский лапоть»...

Событие в картинках

 

 

TOP

Информационный портал © «Культурная среда», 2013. Все права на материалы, опубликованные на сайте, защищены российским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах. При использовании любых материалов, размещенных на сайте «Культурная среда», ссылка на сайт обязательна. Возрастное ограничение 12+.

Яндекс.Метрика