Светские беседы

Римская империя: когда её не стало…

СТОИТ ЛИ РОССИИ «ВСТУПАТЬ В ВОЙНУ» ЗА «РИМСКОЕ НАСЛЕДСТВО»?

560 лет назад, 29 мая 1453 года, под натиском турок пал Константинополь – государство ромеев прекратило свое существование…

«Какое-какое государство?» – Переспросит любопытствующий читатель.

А и впрямь, какое?

Нет, кто такие ромеи, конечно, понятно: ромеи, сиречь римляне, – именно таковыми считали себя греки-византийцы до самого конца своей государственности (такой вот ментальный парадокс, знаете ли)… Однако на каком основании? Да и что такое эта самая Византия?

Нет, с Византией опять же всё понятно: Византия, сиречь Византийская империя, – восточная часть некогда единой (хотя и постоянно делимой в силу разных обстоятельств) Римской империи. Названа так по наименованию древнего города Визáнтия, на месте которого по приказу императора Константина к 330 году был построен Константинополь – новая столица империи… Однако названа кем? Да уж, конечно, не византийцами! Они-то до самого злосчастного 29 мая считали себя жителями «той самой» единственной и неповторимой Римской империи.

Термин «Византия», как известно, был введен в научный оборот немецким историком Иеронимом Вольфом (1516 – 1580), автором труда «Корпус истории Византии».

Да, но введен зачем?..

По мнению известного российского культуролога Вадима Кожинова (1930 – 2001) – см. его «Историю Руси и русского слова», – именно затем, чтобы даже на таком историко-идеологическом уровне устранить неудобную соперницу Запада – Восточную (а на самом деле «ту самую» единственную) Римскую империю, поскольку Запад считал (до сих пор считает?) себя единственным наследником Рима.

О том, какое государство перестало существовать 29 мая 1453 года, и кто же теперь является наследником Римской империи, мы беседуем с историками-античниками Владимиром Дряхловым и Владимиром Коршунковым.

Антон Касков: Владимир Николаевич, Владимир Анатольевич, так всё же, когда пала Римская империя – в 476 или в 1453 году?

Владимир Николаевич Дряхлов: Питер Хизер, историк из Оксфорда, в своей книге «Падение Римской империи» (ее перевели на русский в 2010) проводит ту мысль, что и после 395 года (год разделения Римской империи на западную и восточную части) империя оставалась единой, просто у нее было два правителя. В сущности, ничего нового не произошло, управление империей подвергалось разделению и прежде (бывало у нее и по четыре императора). Однако едиными оставались монета, законы, армия, система управления. А что касается 476 года, то имело место лишь падение власти императора на западе. Империя уменьшилась в размерах, но она осталась на политической карте мира… Остался и император Римской империи на востоке, и варварские короли признали себя его наместниками в Италии, в Галлии, в Испании…

Владимир Анатольевич Коршунков: Так часто бывает – то, что для современников не кажется серьезным изменением, потом, через много веков, историки провозглашают важным хронологическим рубежом, как, например, тот же 476 год начал считается рубежом античности и средневековья.

Понимаете, мы в любом случае должны использовать какую-то периодизацию, но мы понимаем, что эта периодизация условна, и хороший школьный учитель всегда попытается объяснить это своим ученикам.

Антон Касков: И всё-таки так ли уж неправ Вадим Кожинов, сильно встревоженный относительно «узурпации» Западом всей полноты прав на Римскую империю? Исторические, в том числе и школьные, сведения о 476 годе хотя бы дают такое словосочетание «Римская империя», когда же говорится о 1453-м, то и словосочетание такое не упоминается, речь идет словно о каком-то ином государстве...

То есть, если я правильно понимаю логику Вадима Кожинова, имеет место попытка приравнять всю Римскую империю к ее западной части, не принимая в расчет восточную.

Владимир Дряхлов: Чтобы понять, каким будет ответ на этот вопрос, следует копнуть несколько глубже. То есть, раз уж мы говорим о падении Римской империи, давайте тогда сначала определимся, а что же следует понимать под империей? Собственно говоря, падение чего произошло?

Классическая данность заключается в том, что Римская империя есть не что иное, как союз императора с провинциями и муниципиями. Таким образом, под падением Римской империи как раз и следует понимать падение этого союза. И действительно, после 476 года – после падения Западной Римской империи – в Европе осталось и рабовладение, и позднеантичный город, и позднеантичная культура, и христианство, зародившееся в рамках античного мира, – а вот та модель управления, которая создала сложное бюрократическое государство, как раз и пала. Поэтому падение Римской империи – это падение определенной системы управления. Оно охватило и Византию, – точнее, пока еще восточную половину Римской империи.

Владимир Коршунков: Да, но Византия воспрянет, а Западная Римская империя всё-таки сильно трансформировалась. Она возродится – около 800 года, когда Карл Великий, император франков, воссоздаст Римскую империю, да и потом она будет возрождаться неоднократно.

Антон Касков: А именно возродится, или это будет какое-то качественно иное государственное образование?

Владимир Коршунков: По мнению большинства историков, Римская империя как появилась на рубеже нашей эры, так и оставалась, так сказать, нормативной империей до самого позднего времени, то есть века до XVIII XIX. Даже несмотря на то, что ее в Х веке создали германцы в образе Священной Римской империи – империи, как они говорили, «германской нации». Тем не менее, это была империя Римская, и потому германские императоры так упорно рвались через Швейцарию, через Альпы туда, в Италию, поскольку раз уж империя называется Римской, то Рим обязательно должен находиться в пределах ее границ... Это, безусловно, интересный пример того, как некая ментальная модель может воздействовать на геополитику... Но согласно такой логике, империя только одна – Римская, даже если она на Севере.

Антон Касков: Можно ли утверждать, что эта ментальная модель до сих пор довлеет над европейским сообществом, найдя воплощение в образе Евросоюза?

Владимир Дряхлов: Любопытная деталь – в Евросоюзе одной из престижнейших премий является Премия (и медаль) Карла Великого за вклад в объединение Европы…

Владимир Коршунков: Но всё-таки Карла Великого, а не императора Августа, то есть не имени основателя Римской империи, той самой, нормативной, а имени ее воссоздателя… 

Кроме того, Евросоюз не ограничивается Германией, Францией и Италией, которые образовались из империи Карла Великого. Скажем, куда в таком случае «пропадает» Испания? Даже сейчас Испания – значительное государство, а уж какой она была несколько веков назад! А куда «пропадает» Великобритания?..

А вообще, разбор «ментальных моделей» – это не очень конструктивное занятие. Ступив на эту почву, мы рискуем уйти в область абстрактно-оценочных суждений… Стóит ли?

Антон Касков: Ну что ж, остается еще Византия. Хотелось бы понять, насколько точен сам термин «Византия», и насколько он нужен?

Владимир Коршунков (смеётся): А, это Вы всё еще о том, что злые западные люди нарочно обозвали Римскую империю Византией, чтобы звучало уничижительно?

Антон Касков: Ну и об этом тоже…

Владимир Дряхлов: Я бы не стал искать тут какой-то злой умысел. В конце концов, сама история этого государства – Византии – свидетельствует о его серьезнейшем качественном преобразовании, которое произошло в VII веке.

VII век – это, безусловно, важный рубеж в истории Византии. К этому времени она потеряла Египет, Сирию, Палестину, Северную Африку, и под властью императоров осталось именно грекоязычное население. Тогда же латынь перестала быть официальным языком государства, таковым стал греческий, – как реакция на тот состав населения, который сложился после всех территориальных утрат. Так что термин «Византия» в устах европейца в XVI веке подчеркивал лишь национальную греческую основу этого государства, возможно, с упором на православие.

А что до нас, историков, то, конечно, такой термин нужен. Он хорошо определяет то качественно новое самобытное государство, в которое переродилась в VII веке Восточная Римская империя.

То есть до VII века это Римская империя, после – что-то иное… Ну, пусть будет «Византия», – вполне удачное, удобное название…

Владимир Коршунков: Да, это важные наблюдения. И конечно, от термина «Византия» отказываться не нужно.

Антон Касков: Соответственно, говоря о падении Константинополя в 1453 году, мы не можем говорить о падении Римской империи, пало национальное государство греков – Византия. Это понятно. Но ведь в государственно-правовом отношении она была наследницей Римской империи…

Владимир Дряхлов: Да, Византия до последнего дня ее существования воспринимала себя в качестве наследницы Рима, ее жители называли себя ромеями, то есть римлянами. Но даже это начáло в самом византийском (греческом) обществе постепенно выдохлось, осталось лишь на уровне абстрактной идеи и расхожей фразы.

Ранняя Византия, конечно, полностью повторяла структуру управления единой Римской империи – император, сенат, магистратуры, консулы, латынь и т.д. Но известные реформы императора Ираклия, перестройка государства под целый ряд новых реалий сильно оторвали Византию от ее древнеримского прошлого… А это важнее.

Антон Касков: Немного о смене эпох… Именно к дате падения Западной Римской империи привязана смена античности средневековьем. Насколько это корректно?

Владимир Коршунков: Все периодизации условны, и это лишь один пример в длинной череде условных рубежей. Не стоит искать в нем какой-то скрытый смысл и чьи-то происки… 

Я бы, например, привязал этот рубеж к 212 году, когда император Каракалла своим эдиктом дал права римского гражданства всему свободному населению империи.

К 476 году, на мой взгляд, никакой античности – в точном терминологическом смысле этого слова – уже не оставалось. Если ассоциировать античность с полисом, а так поступает большинство исследователей, то она, конечно, не будет начинаться во 2 тысячелетии до н. э., хотя учебники по истории Древней Греции пишут и об этом (крито-микенская эпоха). На самом деле период античности охватывает время приблизительно с начала 1 тысячелетия до н.э. по начало III века н.э. Римская империя, безусловно, пережила античность. Управление в поздней Римской империи было жестко-монархическое, а монархия не свойственна полису, как и обширная территория. В поздней Римской империи ничего полисного не осталось, она больше напоминает абсолютистские государства нового времени.

Владимир Дряхлов: Если понимать под античностью способ организации жизни человека в рамках полиса, гражданской общины, то империя – это попытка объединить все эти гражданские общины в иной стиль организации власти. К тому же формальная независимость у полиса оставалась – выборность, курии... Но процветание полиса зависело от того, насколько он успешно сотрудничал с государством (империей).

Владимир Коршунков: Тут я хотел бы прояснить, что античный полис – это независимое государство, а Владимир Николаевич говорит о низовом самоуправлении в составе гигантской империи – но это уже другое, это, строго говоря, не полис.

Антон Касков: И наконец, можно ли, по вашему мнению, поставить Россию в ряд наследников Римской империи и античности?

Владимир Коршунков: Ну, от античности мы далековаты, конечно, и территориально, и сущностно… Нет, Россия вряд ли может быть признана наследницей античности.

Другое дело, что полисная античность – это, знаете ли, такая основа всей современной жизни и цивилизации… А напрямую, конечно, нет – Россия не является наследницей античности.

Прямых наследников античности, по моему, вообще не осталось… Вот те же итальянцы… Ну и что, что у них Колизей? Это совсем другой народ.

А что до наследия Римской империи, то оно, конечно, ощутимее.  Наследницами Римской империи являются, наверное, все империи новейшего времени.

Владимир Дряхлов: Соглашусь, что от античности мы далеко. Русь, Россия с ней напрямую не соприкасались. Как не соприкасались и с Римской империей. Византия на момент контактов с Русью уже не может считаться таковой. Да и у Византии мы заимствовали лишь отдельные элементы… Например, в области права. Ну, и конечно же, православие. Причем именно заимствовали. Вряд ли тут можно говорить о каком-то наследовании.

Автор: Антон Касков

Фото Татьяны Южаниной

Комментарии  

 
#1 Елена Шестакова 05.06.2013 11:29
Очень интересная и познавательная статья о том, какое государство пало в V веке,кто посчитал себя его правопреемником и как воспринял это весь остальной мир. Приятно читать материал, посвященный редкой, но интересной теме. Радует трезвый взгляд авторов на претензии России на "римское наследство", ведь нынче принято находить корни своей страны и там, где их нет.
Цитировать
 
 
#2 Avrelivs 05.06.2013 14:01
Спасибо! очень интересная беседа получилась! сейчас редко удается почитать что либо подобное в периодических изданиях. Поздний Рим и Византия мне кажутся самыми интересными периодами Римской истории. Византия (Ромейская империя) как государство просуществовала более 1000 лет - сравните с нами наша история делится на отрезки не более 100 лет. Мы это может не ощущаем но Византия это целая эпоха, порядком сегодня забытая и недооцененная.
Цитировать
 
Нравится

Большой вопрос

narodnyj-kostyum-ujdet-i-ladno«Возрождение национальных традиций», «крепнущее самосознание русского народа» – всё чаще и чаще звучат...

События

mikhail-nesterov-v-lyubimom-formateКАМЕРНАЯ ВЫСТАВКА ПРОИЗВЕДЕНИЙ ВЕЛИКОГО РУССКОГО ЖИВОПИСЦА ПРОДОЛЖАЕТСЯ В МУЗЕЕ ИМЕНИ...

От первого лица

proniknut-v-glubinu-smeshnogoПИСАТЕЛЬ ЮРИЙ ПОЛЯКОВ О КРИЗИСЕ СОВРЕМЕННОЙ САТИРЫ  3 сентября в Доме-музее Михаила Евграфовича...

СКОРО

Карта странствий

avstraliya-nenadolgo-poteryatsya-v-busheАвстралия – удивительная, очень далекая от нас страна, занимающая целый континент. Немногим россиянам...

Тур выходного дня

v-kilmez-progulyatsya-po-sovetskojПоехать в Кильмезь хотелось уже давно – уж очень красочно рассказывали о фестивале «Вятский лапоть»...

Событие в картинках

 

 

TOP

Информационный портал © «Культурная среда», 2013. Все права на материалы, опубликованные на сайте, защищены российским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах. При использовании любых материалов, размещенных на сайте «Культурная среда», ссылка на сайт обязательна. Возрастное ограничение 12+.

Яндекс.Метрика