Светские беседы

Как важно быть умелым

ХУДОЖНИК-ГРАФИК АНАСТАСИЯ ЗЫКИНА О ТРУДНОСТЯХ ПЕРЕВОДА С ЯЗЫКА ЛИТЕРАТУРЫ НА ЯЗЫК ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОГО ИСКУССТВА

8 мая в Вятском художественном музее открылась выставка Анастасии Зыкиной, признанного петербургского художника-графика. Значительную часть ее экспонируемых произведений составляют циклы офортов по мотивам романа Фёдора Достоевского «Братья Карамазовы» (все 15 листов) и рассказов Леонида Андреева (20 листов из 43).

Примечательно, что эти графические работы были созданы именно по мотивам художественных произведений, а не являются отображением каких-либо конкретных сцен, визуализированными портретами тех или иных персонажей.

О том, как создается и какими средствами воплощается перевод произведения с языка литературы на язык графики мы беседуем с автором выставки Анастасией Зыкиной.

Антон Касков: Анастасия Александровна, как уже говорилось, офорты к «Братьям Карамазовым» Достоевского и рассказам Андреева созданы Вами именно по мотивам. Речь о каком-то мощном впечатлении? Можно ли поискать в Ваших работах нотки импрессионизма?

Анастасия Зыкина: Нет, я бы не сказала, поскольку во время работы над этими вещами не было элемента спонтанности. Импрессионизм – это что-то спонтанное, сиюминутное. Я же, скорее, приверженец немецкого экспрессионизма.

Антон Касков: Как много времени проходит между чтением Вами произведения и началом работы над картинами по его мотивам? 

Анастасия Зыкина: Когда я читаю произведения, у меня, конечно же, возникает какое-то общее впечатление, какая-то общая концепция проекта. Однако я не бросаюсь ее тут же воплощать. Я еще неоднократно перечитываю произведение… Вживаюсь в созданные автором образы. С Достоевским было как-то полегче, а вот с Леонидом Андреевым жизнь пошла очень тяжелая. Кто читал его произведения, хотя бы «Красный смех», тот меня, конечно, поймет… И вы представляете, два года жить в этом!

У меня ощущение было, когда я закончила этот проект, что я жила с Леонидом Андреевым, как, извините, живет жена с мужем. Я полностью была поглощена этим проектом, ничем другим не занималась. Я сделала 43 листа и когда я уже освободилась от этого, когда состоялись презентации, в том числе и в Русском музее, и всё было прекрасно, у меня наступило огромное облегчение.

После Леонида Андреева мне хотелось сделать какие-то жизнеутверждающие вещи. Например, проект «Послание» – это уже серия станковых листов… Появились графические листы с беременной женщиной…

Есть тут интересный момент. На прошлой выставке, которую мы здесь устраивали («Постижение мифа»), экспонировалось три моих листа, в том числе и тот самый лист с беременной, а я в это время сама была на 9 месяце беременности, и всем очень хотелось меня сфотографировать рядом с этой работой, а ведь она была сделана еще до моей беременности, как молитва, позыв… А теперь я приехала со своей маленькой дочкой. На открытии ее нет, она еще не очень светский человек, ей всего четыре недели отроду, но на открытии следующего проекта, полагаю, уже побывает.

Антон Касков: Буду рад ее приветствовать. А иллюстрации к Андрееву и Достоевскому – это заказные работы или Ваш собственный выбор?

Анастасия Зыкина: Достоевского я выбрала сама. До «Братьев Карамазовых» я сделала серию листов, посвященную «Идиоту», здесь они сегодня не представлены. Потом были «Братья Карамазовы». Именно этот цикл был замечен и отмечен премией серьезного петербургского издательства «Вита Нова». Издательство пригласило меня сотрудничать – сделать для них иллюстрации как раз к Леониду Андрееву.

Работа получилась очень плодотворной. Поскольку речь шла именно о творческой интерпретации текстов, то можно сказать, что это был наш совместный проект. Отчасти даже мой собственный. Я была вправе делать так, как я считала нужным и затратить на это столько времени, столько времени, сколько считала нужным. В итоге я бы это назвала авторским проектом в соавторстве с издательством.

Антон Касков: Как много времени уходит на такой проект?

Анастасия Зыкина: С Леонидом Андреевым я работала два года. Над «Братьями Карамазовыми» я работала почти год. Обычно я ставлю себе задачу на год. За это время я делаю серию… Я вообще работаю сериями, блоками. У меня очень мало отдельных произведений и почти совсем нет картин оформительских, которые можно было бы повесить на стенку. Мне более интересны концептуальные проекты.

Антон Касков: Достоевский немыслим без похода к православию. Как отразилась эта составляющая творчества Достоевского в серии Ваших работ?

Анастасия Зыкина: Да, Достоевского понимать нужно только через православие. В этом я совершенно убеждена. Вот у Андреева всё с точностью до наоборот. Андреев антихристианский автор…

Что же до техники, то для Достоевского я выбрала в офорте травлёный штрих, густой, рваный и рядом меццо-тинто – это выглаживание форм. Этим я хотела передать контраст между плотским и духовным. Кроме того, если вы посмотрите повнимательнее эту мою серию, вы увидите некоторую выглаженность так называемых ликов (у Зосимы, Алёши), сама техника позволила мне кое-что почерпнуть и из иконописи. И в то же время рваная судьба, а также и образ Карамазова Ивана, за спиной которого пролетает великий инквизитор. Техника помогает изобразительному ряду.

В офортах к Андрееву наоборот, разлом… Постоянный, разлом, разрушение. Никакой надежды на свет... Конец. Поэтому и я в свою очередь прибегла к образу разрушения – я разрушала металлические пластины с изображениями, растравливала, разъединяла. Где-то даже по центру лица, не стесняясь этого абсолютно. Плюс контрастность – на белом и черном –мне хотелось за счет этого показать жесткость Андреева, беспросветную жесткость.

Антон Касков: В современной погоне за актуальностью можно ли найти черты актуального искусства в Вашем творчестве?

Анастасия Зыкина: Да, погоня эта существует и постоянно меня касается. Но я иногда уклоняюсь. Мне очень интересно качественное актуальное искусство, я много езжу и во время своих поездок стараюсь знакомиться с такими образцами, пытаюсь воспринимать…

И в то же время что такое актуальное искусство? Это искусство шока. Я не могу полностью в него погрузиться… Я не могу отойти от рукомесла, а это приверженцам актуального искусства совсем уже не интересно. Таким художникам важно сделать что-то спонтанное, сделать что-то сиюминутное, а потом разрушить...

Мне же важно, чтобы было интересно делать, чтобы было вкусно, технично. Этого не приемлют те наши петербургские художники, которые сейчас находятся на коне актуального искусства.

Антон Касков: А издатели?

Анастасия Зыкина: А издатели приемлют. Издатели это ценят и держатся всё-таки за художников, которые могут делать что-то руками.

Автор: Антон Касков

Фото Татьяны Южаниной

Нравится

Большой вопрос

narodnyj-kostyum-ujdet-i-ladno«Возрождение национальных традиций», «крепнущее самосознание русского народа» – всё чаще и чаще звучат...

События

mikhail-nesterov-v-lyubimom-formateКАМЕРНАЯ ВЫСТАВКА ПРОИЗВЕДЕНИЙ ВЕЛИКОГО РУССКОГО ЖИВОПИСЦА ПРОДОЛЖАЕТСЯ В МУЗЕЕ ИМЕНИ...

От первого лица

proniknut-v-glubinu-smeshnogoПИСАТЕЛЬ ЮРИЙ ПОЛЯКОВ О КРИЗИСЕ СОВРЕМЕННОЙ САТИРЫ  3 сентября в Доме-музее Михаила Евграфовича...

СКОРО

Карта странствий

avstraliya-nenadolgo-poteryatsya-v-busheАвстралия – удивительная, очень далекая от нас страна, занимающая целый континент. Немногим россиянам...

Тур выходного дня

v-kilmez-progulyatsya-po-sovetskojПоехать в Кильмезь хотелось уже давно – уж очень красочно рассказывали о фестивале «Вятский лапоть»...

Событие в картинках

 

 

TOP

Информационный портал © «Культурная среда», 2013. Все права на материалы, опубликованные на сайте, защищены российским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах. При использовании любых материалов, размещенных на сайте «Культурная среда», ссылка на сайт обязательна. Возрастное ограничение 12+.

Яндекс.Метрика