Светские беседы

Учить тому, что нужно… работодателю

О ГРЯДУЩИХ ИЗМЕНЕНИЯХ В СИСТЕМЕ РОССИЙСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ РАССУЖДАЮТ СПЕЦИАЛИСТЫ В СФЕРЕ ОБРАЗОВАНИЯ ГАЛИНА СИМОНОВА И ИГОРЬ ВЕСНИН

«Стране нужны инженеры… Стране нужны носители рабочих специальностей… У нас переизбыток юристов и экономистов», – ну кто из нас не слышал этих громких фраз, подаваемых как аксиомы! Однако что бы за этими фразами ни стояло – объективная потребность современного рынка, смена ментальных установок в обществе или просто государственный волюнтаризм – актуальным останется вопрос о том, какие условия необходимы для претворения вышеприведенных лозунгов-аксиом в жизнь.

Для поиска ответа на этот вопрос в библиотеке им. Альберта Лиханова мы встретились со специалистами в области образования Галиной Симоновой и Игорем Весниным. 

Антон Касков: Галина Ивановна, Игорь Анатольевич, действительно ли существующая в нашей стране государственная стратегия в области образования больше не справляется с вызовами современности? 

Игорь Веснин: Да, мы видим, что государство обеспокоено вопросом обновления образовательной политики, поскольку ставит перед собой задачу модернизации экономики. Видимо, нужны были новому российскому государству эти 20 лет его существования, чтобы понять, что в сфере образования мы двигались совсем не туда, куда следует. И всё же основная проблема, на мой взгляд, состоит не в недостатке каких-то особых специалистов для нашей экономики, а в недостатке качества того образования, которое мы даем.

Главной причиной того, почему сегодня у нас снизилось качество высшего и среднего профессионального образования, я считаю снижение уровня среднего общего образования. Тут есть вполне объективные причины: снижение финансирования обычных государственных школ, падение престижа получаемого в них образования за счет появления платных элитных школ, да и сам процесс стратификации в молодежной среде, разделение на элиту и неэлиту. Сегодня финансирование среднего образования составляет около 3,4 – 4,3% ВВП, а должно составлять минимум 6%, чтобы можно было хотя бы своевременно обновлять материальную базу.

Второй момент – это ухудшение демографической ситуации в стране, что ведет к снижению количества потенциальных учеников и, соответственно, к снижению конкуренции между ними. И на фоне этой ситуации у нас происходит всплеск роста высших учебных заведений! Их количество за 20 лет увеличилось вдвое – за счет платного образования.

Галина Симонова: Соглашусь с Игорем Анатольевичем в той части, что необходимость смены государственной политики в сфере образования вызвана не педагогическими проблемами, а социальными.

Если, например, внимательно рассмотреть такую проблему, как переизбыток кадров с высшим профессиональным образованием, то мы увидим, что присуща она отнюдь не только России, а очень многим странам мира, в том числе и европейским. В Германии даже есть такой термин – «академики». Так называют людей, которые окончили вуз, но не могут найти работу, поскольку та работа, которую им предлагают, не соответствует их образовательному уровню.

Соответственно, и решать такую проблему надо не путем запрещения вузам готовить тех или иных специалистов, а путем развития производства. Если будут функционировать старые предприятия, и будут открываться новые, если на этих предприятиях будет хорошее оборудование, хорошие условия труда, нормальный уровень социальной защиты, молодежь охотно пойдет работать на эти предприятия, захочет приобретать соответствующие рабочие и инженерные профессии и будет гордиться ими.

А что касается тех же юристов и экономистов, о которых говорят, что их сейчас слишком много, то я бы задала вопрос: «А действительно ли много?» Я полагаю, что развивающаяся экономика такого крупного государства, как Россия, вполне может нуждаться в еще большем количестве и юристов, и экономистов. Другое дело, опять же, качество их подготовки, а плюс к этому еще и личностные качества людей, получающих такое образование. Ведь далеко не каждый способен быть юристом или экономистом. Тому же юристу необходимо, например, умение выдерживать давление, отстаивая чьи-то интересы, необходима определенная харизма. Вот и получается, что юристов и экономистов вроде бы много, они нужны, а выбрать не из кого.

Антон Касков: Насколько, по-вашему мнению, значим в падении престижа рабочих профессий ментальный фактор – осознание мощного процесса иерархизации современного российского общества?

Игорь Веснин: Ментальный фактор, конечно же, существует. Не секрет, что по представителям инженерных профессий сильно ударили 1990-е годы, когда инженеров стали массово выбрасывать с предприятий, не говоря уже о рабочих. Сейчас это аукнулось. Ведь как рассуждают люди поколения 1990-х, ставшие родителями? Во-первых, ребенок обязательно должен получить высшее образование; во-вторых, это высшее образование обязательно должно быть неинженерным. То есть ребенок должен быть готов зарабатывать сам. Переломить такую ситуацию, преодолеть эту фобию очень трудно. И добиться этого одними призывами государство не сможет. Другое дело, нужно ли вообще этого добиваться?

Посмотрите на экономику нашего региона. Что у нас в основном открывается? Объекты и предприятия сферы услуг. И так по всей стране, даже по всему миру. Одной большой фабрикой на сегодняшний день остается только Китай. Все остальные страны – это страны-потребители, которые строят экономику на перепродаже того, что производит Китай. Россия – на продаже углеводородов. Мы учимся их обрабатывать, учимся их продавать… В основном, конечно, продавать. И мы должны понять, что хорошо это или плохо, это данность. Мы так развиваемся. И образование тоже должно идти по этому пути, но оно не идет. Наше образование, особенно среднее профессиональное и начальное профессиональное, по-прежнему ориентировано на производство специалистов преимущественно для тяжелой промышленности, для транспорта и т.д. А много ли у нас таких предприятий на сегодняшний день работает? Нет. Да и у тех заказы небольшие.

Другая ментальная причина, по которой произошло падение качества образования – это снижение социальных благ студентов. Сегодня стипендия не является средством стимулирования учебы. Нынешняя стипендия – это просто насмешка. И когда помощник президента Аркадий Дворкович говорил об отмене стипендии, он по сути был прав, потому что она не играет никакой стимулирующей роли. И всё же надо говорить не об отмене стипендии, ао том, чтобы сделать ее способной стимулировать студента и позволить ему сосредоточиться на учебе, а не на подработке.

Стипендия студента среднего профессионального учебного заведения (при его отличной учебе) составляет всего лишь 460 рублей. Не удивительно, что лекции ему малоинтересны, он думает о том, где бы заработать. Вот вам и качество образования даже у тех студентов, которые хотят учиться.

А где новые общежития? Новых общежитий для студентов в Кирове не строят, хотя общежития – вопрос для студентов очень значимый.

Ну и наконец, то, о чем вы говорите – стратификация общества. Кто-то может позволить себе отправить ребенка в учебные заведения Москвы или Санкт-Петербурга, а кто-то нет, независимо от способностей самого потенциального студента. А еще лет 25 назад студенты могли свободно перемещаться по стране.

Хотелось бы сказать и о коммерциализации вузов. Недавно из уст Президента России прозвучали слова о том, что не следует техническим вузам готовить экономистов и юристов. Но ведь образование на сегодняшний день – это не социальная программа в статусе государственной, это огромный бизнес, в котором циркулируют огромные деньги, и упразднить его одним распоряжением невозможно. А если мы все-таки это сделаем – законодательно запретим государственным вузам обучать студентов по этим специальностям, – деньги уйдут в негосударственные вузы, и мы тем самым пролоббируем интересы бизнеса, предлагающего образование в негосударственных вузах.

Галина Симонова: Я также разделяю то мнение, что психологический аспект, безусловно, важен. И к сожалению, в наши дни люди зачастую выбирают профессию не в соответствии со своими внутренними потребностями, а в силу каких-то сопутствующих факторов – какая профессия даст больше престижа, больше денег. К тому же у нас появилось целое поколение молодых людей, которые могут, но не хотят работать, которые хотят жить красиво, получать большие деньги, а трудиться при этом как можно меньше. Такая позиция уже не одно десятилетие формируется телевидением, кинематографом, самими установками современно российского общества.

Всё чаще выпускники российских вузов ищут не работу по специальности, чтобы реализовать себя в профессии, а подходящие условия труда и заработную плату – а это еще один источник тотального непрофессионализма.

Поэтому всё-таки должны быть сформированы у человека какие-то нравственные ценности, понимание значимости своего труда, в конце концов, само желание трудиться, приносить другим какую-то пользу. Такое воспитание надо начинать не в вузе, а в семье. А что мы видим в семье? Родители порой прямым текстом говорят детям, что, мол, зачем ты будешь пахать, ничего не получая, вот лучше поступай туда-то или туда-то, чтобы и деньги были, и положение в обществе.

Конечно, и сам по себе вузовский диплом (любой) придает человеку определенный статус. И у нас сейчас есть такие студенты, которые приходят в вуз не за специальностью, не за образованием, а исключительно за дипломом. Поэтому бороться надо не столько за то, чтобы люди повернулись в сторону рабочих профессий, отвернувшись от высшего образования, сколько за то, чтобы они в те же вузы приходили осмысленно, за профессией, а не за дипломом. Тогда и среди носителей профессий, предполагающих наличие высшего образования, будет меньше случайных людей, и будет больше людей, личностно соответствующих полученной профессии.

Ориентироваться же лишь на название специальности значит следовать социальному мифу. Ну получил человек образование, скажем, юриста… Дальше-то что? Да, престижно, да кто-то зарабатывает большие деньги… А сколько тех, кто полжизни, а то и всю жизнь проводит обычным клерком-исполнителем в обычной фирме, выполняя черновую текущую работу! Однако социальный миф о приоритетности тех или иных профессий весьма живуч, и следуют ему прежде всего родители будущих студентов. Известно ведь, что именно родители нередко выбирают своим детям профессию, даже толком не выяснив, интересна ли она ребенку?

И еще, что касается возможного введения запрета на подготовку юристов техническими вузами, – не надо думать, будто этим запретом мы победим некое зло. Полагаю, что и зла никакого нет. Дело в том, что существуют определенные процедуры лицензирования и аккредитации вузов. Лицензия дается на право ведения образовательной деятельности по тем или иным образовательным программам. Если технический вуз получает лицензию на подготовку юристов, значит он обладает для этого всей необходимой базой. Почему же мы должны прекращать его продуктивную деятельность?

Антон Касков: Что же можно сделать в сложившейся ситуации, чтобы хоть как-то ее улучшить?

Игорь Веснин: Ограничиться какой-то одной мерой тут, разумеется, невозможно. Нужно решать материальные проблемы студентов, материальные проблемы учебных заведений. Нужно существенно изменить учебный процесс, пора переходить на подготовку специалистов более узкого профиля, например, среди тех же юристов. А к самому образованию пора подходить не с социальной позиции, а с экономической. Учебное заведение не должно превращаться в оторванную от жизни благотворительную организацию.

Типичный пример. На сегодняшний день заказ нашему образовательному учреждению – Кировскому государственному колледжу промышленности и автомобильного сервиса – дает департамент образования, а должен бы – департамент экономики и притом с учетом прогноза развития области. Этого пока, к сожалению, нет и на государственном уровне. А представьте, что сейчас, не учитывая экономических реалий, мы кинемся готовить инженеров – и они останутся у нас невостребованными… Это будет еще один удар по носителям инженерных специальностей, он окончательно подорвет доверие к профессии инженера.

Главное – надо понять, чего государство ждет, чего хочет от образования? Модернизации? Хорошо. Тогда оно должно объяснить, какое направление экономики мы будем модернизировать, какие ресурсы будем для этого использовать, каких результатов ожидаем. Из этого станет ясно, какие вузы надо будет подключить. Ну а пока мы не получим четкого понимания всей этой последовательности, дискуссии о модернизации образования будут носить преимущественно отвлеченный характер.

Что же касается проблемы привлечении людей в рабочие профессии, то прежде всего следует сделать оплату их труда достойной. Ведь большой процент людей рабочих специальностей – это люди, вообще не имеющие какой-либо квалификации. В основном именно в таких людях и нуждается наша экономика. Потребность в высококвалифицированных рабочих относительно невелика; чтобы она возросла, надо изменить структуру экономики, а об этом пока речи не идет.

Галина Симонова: По моему мнению, начинать надо с семьи, с основ воспитания полноценного члена общества. Будущий профессионал (в любой сфере труда) с детства должен видеть, как трудятся его родители, он должен понимать, что качество его жизни как раз и обусловлено трудом родителей, тогда и сам он будет понимать, что только трудом достигаются какие-то высокие профессиональные и социальные результаты.

А что мы видим сегодня? В нашем обществе вообще не сформировано уважительное отношение к людям труда, и нам, конечно, нужно переламывать эту ситуацию. Нужна целенаправленная воспитательная работа, в которой были бы задействованы и различные СМИ, и кинематограф. Пора перестать ориентироваться на размытый образ белого воротничка, сидящего в своем кабинете и неизвестно чем занимающегося. Нужны эталонные образцы человека труда. Вспомните, как в советских фильмах изображались люди рабочих профессий, – как люди не только высоких моральных качеств, но и очень высокого уровня бытовой и речевой культуры. А теперь даже у студентов уровень культуры в целом оставляет желать лучшего.

И наконец, что касается того, о чем сказал Игорь Анатольевич, о практической ориентированности обучения. Российскую систему образования нередко упрекают в том, что она не сосредоточена на выпуске узких специалистов, как западная система образования, а дает слишком широкую подготовку, невостребованную современными условиями труда. Хочу на это возразить, что нам всё-таки не стоит слепо копировать западную, исключительно практикоориентированную систему, поскольку настоящий специалист должен видеть свой предмет в комплексе, во взаимосвязи с иными предметами, тогда он будет глубже в нем разбираться. Но кое-что можно у Запада и позаимствовать. Например – и мы делаем первые шаги в этом направлении, – опыт прямого взаимодействия учебного заведения с потенциальным работодателем.

За рубежом мнение работодателей имеет огромное значение в формировании учебных планов и дисциплин, работодатели высказывают пожелания и даже рекомендации относительно того, чему следует обучать, как обновлять учебный процесс, какие следует добавлять дисциплины. Причем это происходит не только на уровне университетских советов; во Франции, например, такое взаимодействие существует на уровне министерства.

Полагаю, что и в России подобная практика скоро сложится. Новые федеральные государственные образовательные стандарты, которые вводятся с 1 сентября этого года, предусматривают такую возможность.

В заключение позволю и себе высказать мнение о затронутом предмете.

Полагаю, трудно не заметить, что в современном российском обществе все еще силен идеалистический подход к системе образования, особенно высшего. Мы до сих пор, как верно заметил когда-то немецкий социолог Макс Вебер (1864 — 1920), приходим в вуз получать не столько знания, сколько мировоззрение. А потому нам бы очень не помешало разбавить этот идеалистический подход долей здорового материализма.

В конце концов, знание – тот же товар, который сначала нужно купить, а затем еще и продать... работодателю. И весьма отрадно, что в условиях возрастающей конкуренции работодатель становится всё более разборчивым. Хорошо, что и наше государство начинает понемногу осознавать себя не только большим социальным институтом, но и большим работодателем. 

Автор: Антон Касков

Фото Татьян Южаниной

Нравится

Большой вопрос

narodnyj-kostyum-ujdet-i-ladno«Возрождение национальных традиций», «крепнущее самосознание русского народа» – всё чаще и чаще звучат...

События

mikhail-nesterov-v-lyubimom-formateКАМЕРНАЯ ВЫСТАВКА ПРОИЗВЕДЕНИЙ ВЕЛИКОГО РУССКОГО ЖИВОПИСЦА ПРОДОЛЖАЕТСЯ В МУЗЕЕ ИМЕНИ...

От первого лица

proniknut-v-glubinu-smeshnogoПИСАТЕЛЬ ЮРИЙ ПОЛЯКОВ О КРИЗИСЕ СОВРЕМЕННОЙ САТИРЫ  3 сентября в Доме-музее Михаила Евграфовича...

СКОРО

Карта странствий

avstraliya-nenadolgo-poteryatsya-v-busheАвстралия – удивительная, очень далекая от нас страна, занимающая целый континент. Немногим россиянам...

Тур выходного дня

v-kilmez-progulyatsya-po-sovetskojПоехать в Кильмезь хотелось уже давно – уж очень красочно рассказывали о фестивале «Вятский лапоть»...

Событие в картинках

 

 

TOP

Информационный портал © «Культурная среда», 2013. Все права на материалы, опубликованные на сайте, защищены российским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах. При использовании любых материалов, размещенных на сайте «Культурная среда», ссылка на сайт обязательна. Возрастное ограничение 12+.

Яндекс.Метрика