Светские беседы

Что читать будем?

О ТОМ, КАКОЙ БУДЕТ КНИГА В СКОРОМ БУДУЩЕМ, БЕСЕДУЮТ ЛАУРЕАТЫ ГРИНОВСКОЙ ПРЕМИИ

21 августа в библиотеке имени Альберта Лиханова состоялась встреча с читателями лауреата Гриновской премии, присуждаемой за произведения, адресованные детям, подросткам и юношеству.

В год 130-летия со дня рождения Александра Степановича лауреатом премии его имени стал известный писатель-фантаст Сергей Лукьяненко, автор экранизированных книг о ночном и дневном дозорах. Впрочем, не с одним, а сразу с четырьмя лауреатами, встретились читатели в тот день.

В мероприятии, помимо Сергея Васильевича, приняли участие лауреат Гриновской премии 2006 года Валерий Воскобойников, лауреат 2007 года Александр Кéрдан и самый первый лауреат 2000 года Альберт Лиханов. В ходе встречи было поднято немало интересных вопросов, один из которых неожиданно перерос в весьма оживленную дискуссию. 

Ведущая: Я хотела бы предложить вам представить себя в роли современного библиотекаря. Если бы современный подросток, который не очень любит читать, заглянул в библиотеку, что бы вы посоветовали ему прочесть?

Валерий Воскобойников: Думаю, это нормально – посоветовать те книги, которые сам читал в детстве, хотя я не знаю, когда научился читать: помню, что в четыре с половиной года я уже читал, при этом не помню, чтобы меня когда-то учили читать. Отец был на фронте, мать работала учительницей русского языка и много времени проводила в школе. Прожив в Ленинграде блокадную зиму и весну, мы с мамой приехали в Удмуртию, в г. Можгу, где отец лежал в госпитале. Игрушек там у меня никаких не было, и мама, уходя в школу, давала мне газету «Правда», кусок обоев и карандаш. Каждый день я копировал статью. А потом решил выпустить свою личную газету – я уже понял, что буду писателем. Всем были известны слова, сказанные руководителями страны в самые первые часы войны: «Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами». Я же всегда путал право и лево, и, помнится, написал: «Наше дело левое. (...) Победа будет за нами», – и все это торжественно подарил маме. Мама испугалась, сожгла мою газету в печке, тщательно перемешала золу кочергой и взяла с меня слово, что я никогда не буду писателем. После этого я стал читателем.

А возвращаясь к разговору о любимых авторах, скажу, что среди таковых, если не говорить о Гайдаре, – его я раз сто, наверное, прочитал, до сих пор перечитываю «Чука и Гека» или «Голубую чашку» – назову Даниэля Дефо, Жюля Верна, Чарльза Диккенса. Потом, когда я уже вырос, в числе моих любимых писателей пишущих о детях и для детей, появились мои старшие товарищи – Владислав Крапивин, Радий Погодин, Альберт Лиханов, Сергей Иванов, Юрий Коваль… Их книги я обязательно посоветовал бы читать сегодня. Кроме того, в настоящее время появилась очень интересная молодая литература для детей.

Александр Кердан: Я родился в небольшом городе Коркино Челябинской области. Помню, что мне нужно был вставать рано утром и бежать к единственной детской городской библиотеке, чтоб занять очередь и первым получить один из томов Майна Рида, Вальтера Скотта, Фенимора Купера – тех авторов, которых, я, конечно, советую современной молодежи. А бежать в библиотеку приходилось потому, что у меня с одним мальчиком было некое состязание, ибо кто раньше придет и первым встанет у двери детско-юношеской библиотеки, тот и получит этот заветный плод, который можно не отрываясь читать до обеда, до самого ухода в школу, потому что ради него ты еще с ночи выполнил домашнее задание. Это тем более важно, что если взять того же Майна Рида, то только в детско-юношеской библиотеке хранилось единственное собрание его сочинений на весь город! Ну а прочитав интересную книгу, начинаешь пересказывать ее друзьям. А когда ты учишься пересказывать что-то хорошее, то ты и сам постепенно вырастаешь в какого-то литератора, в какого-то сочинителя... И конечно, я бы посоветовал молодежи читать классику: она учит хорошему вкусу. Потом можно читать всё подряд – плохое научит, как не писать плохо, хорошее научит, как писать хорошо.

Есть и в сегодняшней литературе замечательные имена… Я советую просто больше читать. И читать книгу. Почему книгу, а не электронную книгу? Потому что в каждой книге заложен принцип русской соборности… Она сделана всем миром. И когда я беру в руки книгу, я представляю лесоруба, который спиливает для нее дерево, я представляю работника целлюлозно-бумажного комбината, я представляю редактора, корректора, художника, самого автора, продавца, который продает эту книгу, библиотекаря, который передает эту книгу в добрые руки. Через столько добрых рук проходит книга на бумажном носителе, что она сама становится энергоносящей, энергоотдающей. А электронная книга не является носителем принципа русской соборности.

Валерий Воскобойников: Позволю себе не согласиться. Полагаю, нужно уметь пользоваться любым достижением человеческого гения, если оно придумано не во вред, а во благо. Сам я человек книжный, для меня приближение к духовности – это тактильное ощущение… Но у других людей благодаря электронной книге появляется возможность с пользой заполнить значительную часть свободного времени, например, когда они едут в транспорте. Сколько людей ездит в наушниках! Я сначала думал, они музыку слушают, однако при некотором приближении понял: они слушают классическую литературу! Сейчас появилось много таких аудиокниг. Хорошие артисты читают классику.

Александр Кердан: И все-такибумажная книга не может быть заменена ничем. Ведь для чего на ее страницах существует белое полотно? Для того, чтобы читатель мог остановиться, подумать, воспринять ту энергетику, которая соединилась на белых, не занятых текстом участках. В электронной книге этого нет, щелкнул – перескочило.

Валерий Воскобойников: Дорогой мой коллега, здесь я с Вами не согласен. Возьмем, к примеру, Древний Шумер, где писали на глиняных табличках. И вдруг приходит к ним корабль с папирусом. А папирус изготавливается очень легко, и куда удобнее в обращении, чем глиняная табличка. И что же шумеры? Они сожгли тот самый корабль! Мол, от богов нам досталась глина! А вспомните нашу первую типографию в Москве? Едва только митрополит Макарий умер, ее немедленно изломали и сожгли. Еще бы! Это же «сатанинские знаки» какие-то печатаются!

Конечно, все это я говорю с болью в душе, ведь я сам люблю живое общение с книгой, люблю держать ее в руках.

Сергей Лукьяненко: Неизбежно то время, когда электронная книга займет очень большой сегмент в жизни читающей и пишущей публики. У меня у самого есть электронные книжки, которые я беру в различные поездки. Они очень удобны, поскольку благодаря им мне не приходится тащить с собой, скажем, на отдых 20 – 30 томов. Но я думаю, что бумажная книга не умрет, она останется в своем сегменте как остаются предметы роскоши, предметы искусства. Да, это будет предмет не для всех, не все будут предпочитать бумажные носители. Но давайте говорить честно, 50% книг, а может и больше, просто не стоит печатать на бумаге, потому что это книги одноразового прочтения.

Александр Кердан: Серёжа, ну представь тургеневскую девушку с электронной книгой, размышляющую о любви, где-нибудь в переходе!

Сергей Лукьяненко: Тургеневскую нет, а современную девушку с электронной книжкой, размышляющую о любви, – легко. И любовь будет та же самая.

Альберт Лиханов: Я могу сказать присутствующим здесь писателям, что все вы состоялись в качестве писателей только потому, что все очень много читали, читали книгу. Что же касается нынешних времен и новых технологий, то мне кажется, что новые технологии сокращают свободу выбора. Почему? Чтение в ридере будет превращаться в технологизм, в технологический информационно-справочный момент, но это не книжной чтение, это не часть художественной цивилизации, это уже что-то другое.

Алексанлр Кердан: Технологическая цивилизация.

Альберт Лиханов: Да, технологическая. Такое чтение позволяет получить информацию, полезную информацию. В ридер, можно записать много справочников… Но созидание – более сложный процесс, он требует большего числа компонентов. А художественное чтение – это непременно созидание. Особенно ярко это видно из сопоставления чтения с просмотром кинофильма. Экран дает нам готовую «картинку», готовый продукт – то, без чего мы можем обойтись собственными силами и часто более плодотворно. Взять, допустим, тех же «Трёх мушкетеров». Читая этот роман Дюма, каждый ребенок придумал бы собственный образ д’Артаньяна, свое видение и свою «картинку», развиваясь и развивая свою индивидуальность.

Во времена моего детства было кино, и мы его смотрели, но нас все-таки развивала и воспитывала книга. Получается парадоксальная вещь, чем меньше доступа к культуре, тем, может быть, с большей силой включается инструмент саморазвития. И вот здесь и могут возникать и гении, и плебеи. Плебеи были всегда, но сегодня, мне кажется, созданы особенно удобные посылки для оплебеивания, оболванивания общества, особенно представителей новых поколений. Заметьте, им всем дают одно и то же. Людей воспитывают так, что они не умеют создавать свои особые миры. И с большим трудом современная молодежь сможет изменить свое сознание… Нет, даже не сможет его изменить. Это очень серьезно.

Алексанлр Кердан: Более того, доходит до абсурда – до комиксов. Сегодня читателю дается русская классика в виде комиксов!

Альберт Лиханов: Если же говорить о путях развития библиотек, то я предвижу появление таких библиотек, в которых не будет ни экранов, ни телевизоров, ни дисков, но будут книги, ибо настанет необходимость предоставления ребенку возможности заниматься самотворчеством, и даже необходимость изоляции детей с этой целью. Если этого не произойдет, то, возможно, мы потеряем страну.

Александр Кердан: Сегодня носители книжной культуры подобны людям, сидящим в машине, которая сорвалась и летит в пропасть. И они высунули ноги, чтобы затормозить, а зацепиться-то и не за что. Но тем мы, русские люди, и отличаемся от других народов, у нас может получиться. Давайте все вместе сделаем это. Только так мы можем сохранить нашу книжную культуру.

Валерий Воскобойников: Интернет – это, конечно, великое изобретение человеческого ума. Искать информацию там очень удобно. Однако следует понимать, что многие опубликованные там материалы открывают лишь поверхностный очень ограниченный слой информации, он не должен становиться конечным результатом поиска, а служить лишь началом. Благо в интернете есть ссылки на первоисточники, вот по этим ссылкам и стоит идти.

Разумеется, только чтение первоисточников способно дать человеку подлинно глубокие знания. А с какого носителя мы будем считывать эти знания, на мой взгляд, уже вторично. Ибо, как верно заметил Альберт Анатольевич, главное в чтении не сам технический процесс считывания, а творческое осмысление прочитанного. И для спасения нашей художественной книжной цивилизации вовсе не важно, над чем мы будем размышлять, – над книгой, ридером, ноутбуком или аудиоплейером, главное – делать это почаще.

Автор: Антон Касков

Фото Татьяны Южаниной

Нравится

Большой вопрос

narodnyj-kostyum-ujdet-i-ladno«Возрождение национальных традиций», «крепнущее самосознание русского народа» – всё чаще и чаще звучат...

События

mikhail-nesterov-v-lyubimom-formateКАМЕРНАЯ ВЫСТАВКА ПРОИЗВЕДЕНИЙ ВЕЛИКОГО РУССКОГО ЖИВОПИСЦА ПРОДОЛЖАЕТСЯ В МУЗЕЕ ИМЕНИ...

От первого лица

proniknut-v-glubinu-smeshnogoПИСАТЕЛЬ ЮРИЙ ПОЛЯКОВ О КРИЗИСЕ СОВРЕМЕННОЙ САТИРЫ  3 сентября в Доме-музее Михаила Евграфовича...

СКОРО

Карта странствий

avstraliya-nenadolgo-poteryatsya-v-busheАвстралия – удивительная, очень далекая от нас страна, занимающая целый континент. Немногим россиянам...

Тур выходного дня

v-kilmez-progulyatsya-po-sovetskojПоехать в Кильмезь хотелось уже давно – уж очень красочно рассказывали о фестивале «Вятский лапоть»...

Событие в картинках

 

 

TOP

Информационный портал © «Культурная среда», 2013. Все права на материалы, опубликованные на сайте, защищены российским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах. При использовании любых материалов, размещенных на сайте «Культурная среда», ссылка на сайт обязательна. Возрастное ограничение 12+.

Яндекс.Метрика