Светские беседы

«Умейте любить искусство в себе…»

ОБ ЭТИЧЕСКОЙ СОСТАВЛЯЮЩЕЙ СИСТЕМЫ СТАНИСЛАВСКОГО РАССУЖДАЮТ АКТРИСА КИРОВСКОГО ДРАМТЕАТРА НАТАЛЬЯ ИСАЕВА И АКТРИСА «ТЕАТРА НА СПАССКОЙ» МАРИНА НАУМОВА

Система Станиславского – сценическая теория работы актера над собой и над ролью, была создана Константином Станиславским между 1900 и 1910 годом и до сих пор считается современной, а то и вовсе непревзойденной. Ее ключевые положения используются практически всеми театральными школами.

Однако велика не только практическая составляющая системы Станиславского (внимание к психическому и физическому инструментарию актера), не менее значима также составляющая этическая, позволяющая говорить об учебной и воспитательной роли этой системы.

Об этической составляющей системы Станиславского в музее Кировского областного драматического театра мы беседуем с ведущими актрисами Кировского драмтеатра и «Театра на Спасской» Натальей Исаевой и Мариной Наумовой. 

Антон Касков: Наталья Николаевна, Марина Викторовна, действительно ли так нужна теория Станиславского современному актеру? Неужели за сто лет со времени ее создания не было придумано ничего более совершенного?

Наталья Исаева: Конечно, ничего лучшего нет. Зачем изобретать колесо? Система Станиславского – это не только то, как надо работать над ролью, это система ценностей вообще. Но к сожалению, со временем мы замечаем нивелирование ценностей этой системы… Системы, в которой главное – дух, корни, история. Актеру необходимо осознание высокого служения, осознание того, что театр – это храм, святое место.

Для меня это больная тема, потому что я вижу, как разрушается эта система ценностей. К счастью, настоящее служение бесценно, поэтому и люди, преданные искусству, работающие за копейки – главная ценность любого театра.

Марина Наумова: По моему мнению, лучше системы Станиславского ничего не придумано. Это как азбука для артиста. Она не может устареть. Другое дело, что азбуку надо знать хорошо. Увы, не всегда актеры вспоминают о том, что есть азбука и пытаются изобрести что-то свое. По-моему, это глупо. То, что систематизировал Станиславский – исторический опыт актерского мастерства – это истина во все времена.

Наталья Исаева: Да, порой молодые актеры не доверяют нашему мнению, нашему опыту. Кто-то из них вообще не приемлет критику. Хотя мне лично всегда нравилось, когда в свое время старые актеры с поистине отеческой заботой давали мне советы. Люди, которые не впитывают опыт предшествующих поколений, не могут пойти далеко в профессии.

Марина Наумова: И это тоже по Станиславскому: либо ты любишь искусство в себе, либо себя в искусстве. Третьего не дано. А по человеку сразу видно, что он любит.

Наталья Исаева: Без ежедневного труда, без бессонных ночей, проведенных над осмыслением роли, всё, что может выдать актер – это простое трюкачество, как выразился Станиславский.

Антон Касков: Может быть, виновато время, влияние новых технологий, изменившееся отношение к труду?

Марина Наумова: Время тут ни при чем. Оно всегда одинаково.

Наталья Исаева: А я начинаю замечать, что молодежь теперь другая. Система ценностей уже не та. Погоня за деньгами часто выходит на первое место. Тем важнее роль старых мастеров: кто, как не они, должны успеть дать молодежи антидот от рвачества? Хотя, конечно, и раньше оно было. Были такие, кто в партию вступал, чтобы скорее звание получить. Впрочем, зритель всё рассудит.

Марина Наумова: Я бы не стала целиком доверять публике. Зрителя тоже ведь надо воспитывать. И то, что вызовет овацию в одном городе, в другом просто не пройдет, потому что там публика более искушена, зритель более воспитан. Не надо взывать к суду публики, надо самому стремиться понимать, что достойно, а что нет. И главный критерий здесь тот, о котором только что говорила Наталья Николаевна, – труд. Надо исходить из того, сколько труда тебе стоила та или иная роль.

Лично я люблю коллекционировать отрицательные мнения: только так будешь иметь более точное представление о себе.

Наталья Исаева: Не всегда. Я предпочитаю спрашивать близких мне людей, они никогда не соврут. Но не стоит систему Станиславского сводить только к актерам. Она шире. Она касается всех, кто служит в театре. Взять, к примеру, технические цеха. У вновь пришедших уже нет того уровня культуры, который был у их предшественников и они не всегда отличаются деликатным отношением к сценическому действу. Но кто-то же должен и им привить эту культуру, это видение взаимосвязанности всех процессов театральной жизни. И это отнюдь не миссия актеров.

Антон Касков: Театр, как уже было упомянуто, организм весьма сложный. Однако зрителя более всего занимают отношения непосредственно в актерском коллективе. Ведь он соткан из ярких индивидуальностей, и уровень взаимодействия между ними прямо отражается на качестве спектакля. Уверен, что актерам немалого труда стоит достичь согласия и согласованности в игре.

Марина Наумова: Это, скорее, проблема режиссерская. Она становится актерской, если режиссер ею не занимается. Хотя бывает, что хороший спектакль ставят так редко, что просто невозможно сработаться с партнерами…

Наталья Исаева: Конечно! Представьте, люди выходят на сцену… Им необходимо притереться, к костюму, к партнеру, к мебели, к обстановке… Это всё стоит нервов, а хочется выдать так, чтобы не стыдно было.

Марина Наумова: А порой спектакль просто не идет, и тогда начинаешь надеяться, что вот сейчас выйдет некий «этот» – и всё наладится. И действительно, выходит «этот» – и всё налаживается.

В театре должна быть такая личность, которая цементирует труппу.

Антон Касков: Если говорить о личности актера, то кого должен играть актер: себя в предлагаемых обстоятельствах или некий отдельный самостоятельный образ?

Марина Наумова: Лично я считаю, что роли неисторических персонажей проще играть от себя, не преследуя никакого исторического сходства и исторических особенностей. Но там, где дело касается истории, этого будет недостаточно.

Наталья Исаева: В любом случае от себя не уйдешь.

Марина Наумова: Да, тело, характер актера – это же инструмент. У нас другого нет.

Наталья Исаева: Степень актерской одаренности проверяется на широкой палитре ролей, образов, характеров. Приходится очень многое замечать, перенимать, продумывать, читать, впитывать в себя. Человеческих типажей много, и каждый со своей харизмой… и каждый очень яркий, запоминающийся. Ведь зрители наши, приходя в зал, ищут в наших персонажах себя.

Марина Наумова: И все-таки актер может быть везде одинаковым. Например, такой замечательный, большой актер, как Армен Джигарханян. Обратите внимание, настолько он занимает образ собой! Своя индивидуальность у него всегда перекроет любую созданную драматургом характерность!

И пусть он везде играет одинаково! Но одинаково талантливо, одинаково интересно.

Антон Касков: Не получится ли разнобой, если актеры начнут задавать каждый свою логику?

Марина Наумова: Вряд ли. Каждый актер в спектакле все равно следует общей логике – логике, заданной драматургом. Действие, событие объединяет их.

Наталья Исаева: Есть и чисто технический момент: сработались актеры (при условии, что режиссер заинтересовал материалом) – есть ансамбль, не сработались – начинается разнобой. 

Антон Касков: Широко рассуждая об этической стороне системы Станиславского, мы упомянули об актерах, о работниках сцены… Но есть в театре еще и такой неотъемлемый участник действа, как зритель. Мне неоднократно приходилось слышать от собеседников-режиссеров, приезжающих к нам, что Киров очень театральный город. Значит ли это, что наш зритель отличается особой воспитанностью? 

Марина Наумова: Та публика, которую можно назвать талантливой, обычно бывает только на первых премьерных спектаклях. А дальше идет аудитория, которую еще воспитывать и воспитывать, – старшеклассники.

Очень разнится публика из числа студентов. Особое удовольствие играть для студентов медакадемии: они настолько вдумчивы, настолько отзывчивы! А вот студенты бывшего пединститута часто разочаровывают, хотя, казалось бы, не должны разочаровывать вообще.

Наталья Исаева: Я не могу так категорично говорить, что у нас нетеатральная публика. Очень многие актеры из Москвы, Питера, Ижевска любят приезжать в Киров. Им очень нравится наша публика. И пусть число истинных театралов не превышает трех или пяти процентов населения города, но сколько позитива и человеческого тепла идет из зала!..

Конечно, хочется, чтобы было как можно больше зрителей интеллектуальных, воспитанных, но опять-таки кто должен воспитывать и образовывать зрителя? Один театр, разумеется, с этим не справится; это задача семьи, школы и, может быть, университета.

Говоря о системе Станиславского, в первую очередь представляешь себе круг актеров, режиссеров, драматургов… Но что мешает каждому из нас «любить искусство в себе, а не себя в искусстве»… даже не будучи при этом завзятым театралом?

Автор: Антон Касков

Фото Татьяны Южаниной

Нравится

Большой вопрос

narodnyj-kostyum-ujdet-i-ladno«Возрождение национальных традиций», «крепнущее самосознание русского народа» – всё чаще и чаще звучат...

События

mikhail-nesterov-v-lyubimom-formateКАМЕРНАЯ ВЫСТАВКА ПРОИЗВЕДЕНИЙ ВЕЛИКОГО РУССКОГО ЖИВОПИСЦА ПРОДОЛЖАЕТСЯ В МУЗЕЕ ИМЕНИ...

От первого лица

proniknut-v-glubinu-smeshnogoПИСАТЕЛЬ ЮРИЙ ПОЛЯКОВ О КРИЗИСЕ СОВРЕМЕННОЙ САТИРЫ  3 сентября в Доме-музее Михаила Евграфовича...

СКОРО

Карта странствий

avstraliya-nenadolgo-poteryatsya-v-busheАвстралия – удивительная, очень далекая от нас страна, занимающая целый континент. Немногим россиянам...

Тур выходного дня

v-kilmez-progulyatsya-po-sovetskojПоехать в Кильмезь хотелось уже давно – уж очень красочно рассказывали о фестивале «Вятский лапоть»...

Событие в картинках

 

 

TOP

Информационный портал © «Культурная среда», 2013. Все права на материалы, опубликованные на сайте, защищены российским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах. При использовании любых материалов, размещенных на сайте «Культурная среда», ссылка на сайт обязательна. Возрастное ограничение 12+.

Яндекс.Метрика