Светские беседы

Мораль и право: логика противоречий

О КЛАССИЧЕСКОЙ КОЛЛИЗИИ ДВУХ СИСТЕМ БЕСЕДУЮТ КАНДИДАТЫ ЮРИДИЧЕСКИХ НАУК ВЯЧЕСЛАВ МУХАЧЕВ И АЛЕКСЕЙ ПАРЫШЕВ

В области законотворческой деятельности за многие века ее существования человечество успело наработать немалый опыт. Сложно представить сферу жизни, хотя бы формально неподконтрольную праву. И всё же общество продолжает обращаться к такому способу регуляции отношений, как мораль.

Взаимодействие морали и права – тема в юриспруденции классическая. Студенты юридических факультетов знакомятся с ней уже на первом году обучения. Тогда же они узнают и о том, что эти системы регулирования отношений (мораль и право) отнюдь не всегда действуют в полном согласии, а порой даже противоречат друг другу.

Эти противоречия – так называемые коллизии морали и права – явление сегодня в нашем обществе весьма распространенное. Не нужно быть юристом, чтобы его заметить. Но почему оно существует? Какие корни имеет? Об этом мы беседуем с преподавателями Московской финансово-юридической академии Вячеславом Мухачевым и Алексеем Парышевым.

Антон Касков: Вячеслав Анатольевич, Алексей Игоревич, к сегодняшнему дню многие страны мира в либерально-демократическом отношении достигли существенных высот. Тем не менее, мы продолжаем говорить о противоречиях морали и права. Это классическая тема. Как вы прокомментируете ее актуальность в XXI веке?

Вячеслав Мухачев: Действительно, тема классическая и поэтому неактуальная. Противоречия норм морали и права – это движущая сила развития последнего: коллизии данных социальных систем, в конце концов, должны разрешаться в правовом поле. Но и право постепенно приходит в соответствие с нормами морали.

Конечно, правовые нормы, связанные с регламентацией отдельных государственных функций, в первую очередь правоохранительных, объективно будут противоречить нормам морали. Почему? Государство должно адекватно реагировать на современные вызовы, связанные с безопасностью общества. Например, проведение отдельных оперативно-розыскных мероприятий – прослушивание телефонных переговоров, снятие информации с технических каналов связи, контроль корреспонденции – ограничивает, хотя при этом и не нарушает, конституционные права граждан. Это аморально, но законно. Гарантом законности здесь выступает суд, санкционирующий такое мероприятие. Так что возникновение противоречий между нормами права и морали – это естественный процесс, как правило, даже приносящий пользу, позволяя совершенствовать право.

Алексей Парышев: Актуальность здесь можно увидеть в том, что не все сферы жизни право может регулировать. Взять к примеру семейное право. Семейная жизнь является интимной, и мы можем написать множество хороших законов с самыми благостными формулировками, однако никто не придет к вам и не проконтролирует их исполнение. Поэтому я не вижу смысла в игнорировании норм морали, мы не можем на них влиять.

Вячеслав Мухачев: Полагаю, мы всё-таки можем на них влиять, но, разумеется, не изданием какого-нибудь акта, «вступающего в силу с 1 января». Создание гражданского общества – это большая комплексная работа, проводимая во многом путем воспитания, в том числе правового.

Недавно, в октябре, в одной из школ Кирова по просьбе департамента образования мы проводили серию занятий об особенностях уголовной ответственности несовершеннолетних, и все уроки мы начинали с того, что ответственность бывает и моральной, и юридической, а правонарушения начинаются с нарушения норм морали.

Алексей Парышев: В тесной связи с обсуждаемой темой находится и то, что по действующему законодательству российские суды больше не нацелены на установление истины по делу. Вместо этого в качестве основополагающего начала введен принцип состязательности процесса. То есть моральные убеждения судьи могут быть созвучны позиции одной из сторон, однако предпочтение он отдаст той стороне, которая предоставила более убедительные доказательства.

Вячеслав Мухачев: Да, истина может быть и на стороне «слабого», но состязательность подразумевает иное: «Кто сильнее, тот и прав». Хорошо, если имеет место сила доказательств, а если иная «энергия»?

Практики не захотят со мною согласиться: «Как это так – уголовное дело и без установления истины априори?» Тем не менее, закон этого принципа уже не содержит. Его наличие будет противоречить принципу состязательности.

Антон Касков: А личность судьи, его убеждения? Как они влияют на принимаемые им решения?

Вячеслав Мухачев: Закон дает возможность судье выбирать между минимальным пределом наказания и максимальным с учетом личности подсудимого и других обстоятельств. Это решение судья принимает на основании собственных убеждений. Возможность судейского усмотрения необходима!

В уголовном судопроизводстве есть и другой аспект, напрямую связанный с соотношением норм морали и норм права: деятельность суда присяжных.

Присяжные судят со своей, обывательской позиции, грубо говоря, с точки зрения общественной морали. К участию в работе присяжных не допускаются лица, имеющие юридическое образование. Тем не менее, посмотрите, какой важности вопросы отнесены к их рассмотрению: доказано ли, что имело место, например, убийство, доказана ли вина конкретного человека?.. Хотя, во-первых (если помнить о состязательности процесса), этот вопрос должен звучать иначе: убедительно ли прозвучали доказательства вины? Во-вторых, единственный вопрос, который, по моему мнению, напрямую можно адресовать суду присяжных – заслуживает ли подсудимый особого снисхождения? Это вполне можно оценить с точки зрения морали. А для всего остального нужны юридические знания, опыт, квалификация.

Эту позицию подтверждает анализ деятельности суда присяжных по различным регионам России.

Алексей Парышев: Поскольку судья принимает решения согласно своему внутреннему убеждению, своим внутренним нормам морали, он тоже должен быть достойным человеком. Актуальным становится вопрос еще об этических нормах, о качестве образования. Даже предмет такой есть – профессиональная этика юриста, преподается на юридических факультетах.

Вячеслав Мухачев: Раз уж разговор зашел о судейском корпусе, то в Федеральном законе «О статусе судей» сказано: судьей может стать человек, не совершавший в прошлом поступков, порочащих честь судьи. Это важно, но очень размыто. По логике, к числу таких поступков следует отнести и факты привлечения кандидата к административной ответственности (в частности, за переход улицы в неположенном месте), а можно отнести и чисто моральный фактор – наличие у судьи внебрачных связей.

И действительно, здесь мы вплотную подходим к проблеме отбора судейских кадров. Например, обсуждается вопрос о том, можно ли допускать к конкурсу на должность судьи бывших сотрудников милиции или прокуратуры (из боязни «обвинительного уклона»), адвокатов (из боязни «оправдательного уклона»). В отдельных субъектах Российской Федерации к конкурсу безосновательно не допускают выпускников негосударственных аккредитованных юридических вузов.

Я считаю, запретов делать не нужно. Важно проводить испытания, к которым допускать всех, формально соответствующих установленным критериям, и отбирать из их числа тех, кто конкурс пройдет достойно и лучше других.

Иначе можно дойти до введения института «личного поручительства», которым гордится наш министр внутренних дел, но который, по моему мнению, объективно будет являться коррупционной составляющей кадровой работы в милиции.

Антон Касков: Но даже в более широком плане мы видим, что в схожих ситуациях одни проблемы в нашей стране решаются с точки зрения морали, другие – с точки зрения права. С одной стороны, существует запрет на занятие проституцией, запрет на однополые браки и легкие наркотики, с другой стороны, имеет место легальность абортов, слишком высокая доступность спиртных напитков, периодически возникающая необходимость решать житейские конфликты путем силы…

Алексей Парышев: Думаю, сегодня мы можем говорить о морали капиталистического общества, и право призвано оправдывать ее. Право – это воля определенных господствующих групп, находящихся у власти. Иными словами, мы имеем мораль капиталистического общества и право господствующих групп. Здесь заново надо разобраться, что морально, что аморально. Наше общество развивается стремительно. И те фундаментальные знания, которые еще лет 10 – 15 тому назад считались аксиоматичными, например, что республика прогрессивнее монархии, теперь подлежат пересмотру. Классические примеры больше не работают: Соединенные штаты дискредитировали демократию, многие современные монархии процветают… Мы порой не знаем, на что можем опереться, поэтому неудивительно наличие целого ряда противоречий.

Раньше общество было другим, и мы не можем не оглядываться назад, не учитывать его ценности – они еще живут в нас. Но и вперед двигаться тоже надо. А прибавьте еще к этому различия между российским и западным менталитетом!.. Так что ответ на поставленный вопрос очевиден: мы переживаем кризис ценностей.

Вячеслав Мухачев: Приведенные примеры подобраны правильно, и они отражают современное состояние нашего гражданского общества. Но и тут не всё просто.

Дело в том, что в последние годы российское право является отражением, в первую очередь морали «от господствующей партии», имеющей в высшем законодательном органе страны конституционное большинство, то есть число голосов, достаточное для изменения Конституции России в любом направлении. По моему мнению, это нездоровая ситуация, и следует ограничить лидерство одной партии конституционным большинством минус один голос.

Такая ситуация стала возможной при переходе от одномандатных выборов к выборам по партийным спискам. Голосуя за партийный список, мы не выбираем конкретного кандидата, а выбираем партийную программу (если она вообще есть), а значит ту или иную систему норм морали, отражающую партийный взгляд. Кстати, перечень кандидатов после выборов может изменяться в непредсказуемых границах, поэтому голосовать за конкретную личность «из списка» не имеет смысла.

Отмечу, что я пока не являюсь сторонником ни одной из партий, отчего особенно остро воспринял лишение меня возможности выбрать «своего депутата».

Антон Касков: Может ли развитие науки помочь в решении коллизии морали и права?

Вячеслав Мухачев: Наука, конечно, может дать почву для обсуждения в обществе, но ученые не являются субъектами законодательных предложений. Результат научных исследований – это то, что мы можем предложить депутатскому корпусу или средствам массовой информации.

Но и тут не стоит переоценивать силу науки: если ученый неубедительно доказал полезность результатов своего труда, или они показалось обществу неактуальными, это нововведение, разумеется, будет дожидаться «своего часа» неограниченно долго.

Алексей Парышев: Любой исследователь работает на стыке того, что морально и что аморально, причем на первое место выходят его собственные, а не общественные убеждения и представления о моральной допустимости. Поэтому и в основу каких-то нововведений, помогающих регулировать право, всё равно будет положена доля чьей-то морали.

История человечества знает примеры сосуществования развитого права и невысокой морали, как это было во времена заката Римской империи, знает примеры сосуществования высокой морали и неразвитого права, как это было во времена расцвета Средневековья.

Сегодня мы пытаемся сочетать эти порой непримиримые системы. И в чем бы ни заключались противоречия между ними, очевидно, что лучше примирять противоречия, нежели принести одну из систем в жертву другой, а затем и человека как высшую ценность – ценности еще более высокой, будь то мораль или право. 

Автор: Антон Касков

Фото Татьяны Южаниной

Нравится

Большой вопрос

narodnyj-kostyum-ujdet-i-ladno«Возрождение национальных традиций», «крепнущее самосознание русского народа» – всё чаще и чаще звучат...

События

mikhail-nesterov-v-lyubimom-formateКАМЕРНАЯ ВЫСТАВКА ПРОИЗВЕДЕНИЙ ВЕЛИКОГО РУССКОГО ЖИВОПИСЦА ПРОДОЛЖАЕТСЯ В МУЗЕЕ ИМЕНИ...

От первого лица

proniknut-v-glubinu-smeshnogoПИСАТЕЛЬ ЮРИЙ ПОЛЯКОВ О КРИЗИСЕ СОВРЕМЕННОЙ САТИРЫ  3 сентября в Доме-музее Михаила Евграфовича...

СКОРО

Карта странствий

avstraliya-nenadolgo-poteryatsya-v-busheАвстралия – удивительная, очень далекая от нас страна, занимающая целый континент. Немногим россиянам...

Тур выходного дня

v-kilmez-progulyatsya-po-sovetskojПоехать в Кильмезь хотелось уже давно – уж очень красочно рассказывали о фестивале «Вятский лапоть»...

Событие в картинках

 

 

TOP

Информационный портал © «Культурная среда», 2013. Все права на материалы, опубликованные на сайте, защищены российским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах. При использовании любых материалов, размещенных на сайте «Культурная среда», ссылка на сайт обязательна. Возрастное ограничение 12+.

Яндекс.Метрика