Светские беседы

Сказка как сценарий жизни

О ПРЕВРАЩЕНИИ СЮЖЕТА ЛЮБИМОЙ СКАЗКИ В СЦЕНАРИЙ ЖИЗНИ, БЕСЕДУЮТ КАНДИДАТ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ НАУК ЕЛЕНА КЛЕПЦОВА И КАНДИДАТ ПЕДАГОГИЧЕСКИХ НАУК ЕЛЕНА РЕНДАКОВА

145 недель книга Клариссы Эстес «Бегущая с волками: женский архетип в мифах и сказаниях» признавалась газетой «Нью-Йорк таймс» бестселлером.

В своей книге, адресованной прежде всего женщинам, доктор философии, практикующий психаналитик-юнгианец Кларисса Пинкола Эстес обращается к такому пласту вневременной культуры, как сказки, предания, легенды. Анализируя их сюжеты, Кларисса Эстес выделяет целый ряд типов женского поведения и архетипов женских образов.

В то же время, исследования Эстес в отношении устоявшихся моделей поведения и типов личности применимы не только к женщинам, но и к мужчинам, а в результате мы можем говорить о сказке как о проверенном временем опыте наших предков, дошедшем до нас сквозь многие века.

Однако этот опыт не только открыто и предельно доступно информирует нас, предостерегает от опасности, но и сам подспудно формирует в читателе, слушателе с детского возраста те или иные жизненные установки и модели поведения, ложась в основу сценариев жизни.

О пользе и вреде таких сказок-сценариев рассуждают кандидат психологических наук Елена Клепцова и кандидат педагогических наук Елена Рендакова. 

Антон Касков: Елена Михайловна, Елена Юрьевна, на дворе, как говорится, XXI век, однако мы с вами ведем беседу именно о сказке, как о сценарии жизни. Насколько это актуально с точки зрения современной педагогики и психологии? 

Елена Рендакова: Я считаю, что сказка – великая, вещь, ее фундаментальность ни в нашем веке, ни, думаю, в последующие века не будет поколеблена. В сказке в мифологической форме заложены идеи добра и зла, счастья и несчастья, отношения к другим людям. Мне кажется, что ограничивать сказку сферой детской литературы не совсем правильно: многие сказки изначально написаны не для детей. Ведь не только ребенку, но и взрослому они могут открыть какие-то новые, интересные, неожиданные взгляды на жизнь. Для меня, например, самыми великими сказками остаются «Маленький принц» Антуана де Сент-Экзюпери и «Чайка по имени Джонатан Ливингстон» Ричарда Баха. Неслучайно жанр сказки, став авторским, остается одним из самых востребованных в современной литературе.

Я соглашусь с тем утверждением, что сказка может определять жизненный путь человека не только в его детстве. Что же касается непосредственно педагогики, то вообще, происходящее с нами в детстве во многом определяет нашу дальнейшую жизнь.

Вот у того же Эрика Берна в книге «Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры» говорится, что в течение первых шести лет жизни, а то и трех, ребенок бессознательно пишет свой жизненный сценарий. Речь идет о так называемой теории импринтинга – запечатления. Ребенок впитывает в себя различную информацию, как губка. И то, что он впитает, то в нем и останется. Есть даже такая шутка, мол, образование – это то, что остается, когда всё остальное забывается. 

Елена Клепцова: Здесь следует уточнить, что образованию сценария жизни может способствовать не только сказка, но и любое другое произведение: любимый рассказ, стихотворение, фильм, просто любимый сюжет…

Дело в том, что сказка – это, как правило, произведение, проверенное временем, впитавшее в себя опыт многих поколений.

Во многом ценность сказки состоит и в том, что в ней фигурируют архетипические образы и архетипические сюжеты, которые, собственно, и проецируются на жизнь человека. Я имею в виду в большей степени волшебные сказки, чем, скажем, сатирико-бытовые. Ну, например, архетипы Емели из сказки «По щучьему веленью» или спящей красавицы из одноименной сказки, архетипические отношения мачехи и падчерицы, спасительницы или спасателя, красавицы (красавца) и хищника (чудовища), женского или мужского коварства, разборчивых невесты или жениха, ожидающих пробуждения, отшельниц или отшельников и многие другие… 

Елена Рендакова: Продолжая тему о сценарии, хочется отметить, что практика показывает преемственность интереса к какому-либо сказочному сюжету, ведь родители читают детям то, что сами любят. 

Елена Клепцова: Очень верное замечание. Здесь мы выходим вот на какую проблему. Взрослый человек, когда он рассказывает или, точнее, передает свою любимую сказку ребенку, вкладывает в нее, помимо существующего, еще и свое содержание, свою интерпретацию, свои мысли, чувства, взрослые ощущения реальности или детские неотреагированные эмоции, например, радости, страха, гнева...

Разумеется, ребенок начинает смотреть на этот сказочный сюжет глазами родителя, и впоследствии видит ее и чувствует так, как его этому научили. Таким образом, мы можем говорить о комплексах, передающихся из поколения в поколение. Например, комплекс Красной Шапочки.

В основе архетипического сюжета лежит случай, когда девушка или молодой человек встречается с хищником, которого еще не может распознать в силу своей неопытности. В жизни под хищником следует понимать, разумеется, не волка, а, чаще всего, коварного обольстителя или обольстительницу или сурового начальника – любого значимого человека, дающего важный опыт.

У сказочной Красной Шапочки мы можем отметить наличие ярко выраженного инфантилизма. Во-первых, ее предупреждают о наличии в лесу опасности, во-вторых, ну, какая девочка даже под бабушкиным чепчиком не сможет разглядеть волка? А теперь давайте посмотрим на действия ее матери. Она отправляет дочку к бабушке, зная, что по дороге ее может съесть волк. Если рассматривать это как единичный случай, то мы видим определенную степень отделения матери от дочери, когда последняя должна сама пройти ситуацию встречи с волком или принцем – уж как повезет. Налицо определенный акт инициации, позволяющий девушке стать женщиной – зрелым, мудрым человеком. Но когда в жизни такое поведение, которое допускает мать Красной Шапочки, становится системой, то мы можем говорить о комплексе Красной Шапочки у взрослого человека, который так и не изжил из своего поведения инфантилизм, безалаберность. В тоже время, встреча с хищником, а затем победа над собой в итоге, дает героине победу над собственной наивностью и незрелостью, превращение в того, кто проходит боевое крещение, умеет постоять за себя, тонко чувствовать человеческую природу, распознавать зверя и уметь себя с ним вести, это важный урок, умножающий силу женщины или мужчины. 

Елена Рендакова: Хочется отметить, что процесс влияния родителей на детей через литературу, имеет и обратную направленность. Когда дети начинают что-то читать, чем-то интересоваться, это влияет и на родителей. Воспитание – процесс взаимный. В утрированно-юмористической форме эта мысль нашла отражение в трактате Леонида Каганова, юмориста, телеведущего и писателя, «Воспитание родителят: краткое пособие для детей от 5 до 105 лет».

И действительно, когда ребенок начинает чем-то интересоваться, то нормальный, думающий родитель тоже начинает этим интересоваться, а это вполне способно внести новые сюжеты в его взрослую жизнь. 

Антон Касков: И новый жизненный сценарий? 

Елена Клепцова: Конечно. Будучи взрослыми, мы читаем сказку уже осознанно, можем ее по-новому осмыслить, и даже написать сценарии своих сказок. В моей практике много таких сценариев. Это замечательно, когда ты сам выступаешь в роли автора своих жизненных историй. 

Антон Касков: А Вы сами пишете сказки? 

Елена Клепцова: Пишу. Я использую их в своей практике для психотерапевтических целей. 

Елена Рендакова: И я пишу. Причем научилась этому у известного сказочника. Однажды я прочитала книгу Джанни Родари «Грамматика фантазии. Введение в искусство придумывания историй», в которой он объясняет детям, как придумывать сказки или сказочные истории. Я обратила внимание на то, что в сказках самого Джанни Родари его собственные рецепты отлично действуют.

Мною написана книжка «Уроки развития творческого воображения», в ней есть глава, которая называется «Вслед за Джанни Родари», и там я даю свои приемы придумывания сказок.

И мы с ребятами на занятиях успешно писали сказки, используя и приемы Джанни Родари, и мои приемы, и даже те, которые придумывали сами ребята. 

Антон Касков: Должен ли взрослый проявлять осторожность при выборе сказки для ребенка? 

Елена Рендакова: Думаю, что сами по себе сказки опасности не несут. При чтении сказок не только прививается любовь к литературе, желание познавать жизнь, но и умение всматриваться, вдумываться в жизненные явления. Другое дело – интерпретация взрослого, то о чем было сказано немного раньше.

Единственная опасность, на мой взгляд, заключается в том, что ребенок, чрезмерно погруженный в определенную атмосферу, окажется ею пресыщен. У него потом не только сказки, а и вся литература вместе самим чтением будет вызывать разве что отвращение. О каком жизненном сценарии после этого можно будет вести речь? 

Елена Клепцова: При выборе сказок для детей важно помнить, для кого мы выбираем сказку. Сказки могут быть мужскими и женскими в зависимости от роли основного действующего персонажа. Мальчикам интересны сказки о принцах, героях – о победителях вообще. Девочек заинтересуют сказки о принцессах, царевнах, женских персонажах, потому что девочка хочет быть избранной. Причем важна активность или пассивность главных героев.

Есть и такие сказки, которые могут восприниматься и в качестве мужских, и в качестве женских, например, «Царевна-лягушка», в зависимости от того, с чьей точки зрения ее воспринимать.

Вообще, сказки, в которых мужчина и женщина выступают в роли возлюбленных, наиболее интересны, они наиболее благоприятны для развития жизненного сценария. Такие сказки просто необходимы для становления и мужчины, и женщины. 

Антон Касков: А это опасно, когда любимой сказкой мужчины становится женская сказка и наоборот? 

Елена Клепцова: Это не опасно. В жизни мужчины, например, бывают периоды, когда женское начало начинает доминировать, – периоды кризиса, периоды переоценки ценностей, периоды, когда он начинает ощущать себя выше половой принадлежности – этакой единицей биокосма. Бывают периоды в жизни человека, когда женское и мужское начало уравновешены. 

Антон Касков: А какие у вас в детстве были любимые сказки и как они повлияли на ваш жизненный сценарий? 

Елена Рендакова: Мне, помню, уже в детстве нравились авторские сказки, особенно «Три толстяка» и еще «Чиполлино», но как они повлияли на мой жизненный сценарий, я не знаю. Я, конечно, подумала об этом на досуге, но так, навскидку, не смогла соотнести сюжеты этих сказок с явлениями моей собственной жизни. Видимо, этот сценарий незаметно поменялся. 

Елена Клепцова: Мне нравилась сказка, где главный герой должен был на коне скакнуть так, чтобы поцеловать руку сидящей в высоком тереме царевны и снять с нее перстень. 

Конечно, бытие определяет сознание, но не стоит забывать, что и сознание, в свою очередь, определяет бытие. И в наших силах добиться того, чтобы нашей жизнью управляли сюжеты, нужные нам. А сказки были и останутся одной из ценнейших составляющих русской культуры, одной из важнейших составляющих мировой литературы, и они достойны того, чтобы мы знали и любили их независимо от наших личных жизненных установок и сценариев. 

Автор: Антон Касков

Фото Татьяны Южаниной

Нравится

Большой вопрос

narodnyj-kostyum-ujdet-i-ladno«Возрождение национальных традиций», «крепнущее самосознание русского народа» – всё чаще и чаще звучат...

События

mikhail-nesterov-v-lyubimom-formateКАМЕРНАЯ ВЫСТАВКА ПРОИЗВЕДЕНИЙ ВЕЛИКОГО РУССКОГО ЖИВОПИСЦА ПРОДОЛЖАЕТСЯ В МУЗЕЕ ИМЕНИ...

От первого лица

proniknut-v-glubinu-smeshnogoПИСАТЕЛЬ ЮРИЙ ПОЛЯКОВ О КРИЗИСЕ СОВРЕМЕННОЙ САТИРЫ  3 сентября в Доме-музее Михаила Евграфовича...

СКОРО

Карта странствий

avstraliya-nenadolgo-poteryatsya-v-busheАвстралия – удивительная, очень далекая от нас страна, занимающая целый континент. Немногим россиянам...

Тур выходного дня

v-kilmez-progulyatsya-po-sovetskojПоехать в Кильмезь хотелось уже давно – уж очень красочно рассказывали о фестивале «Вятский лапоть»...

Событие в картинках

 

 

TOP

Информационный портал © «Культурная среда», 2013. Все права на материалы, опубликованные на сайте, защищены российским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах. При использовании любых материалов, размещенных на сайте «Культурная среда», ссылка на сайт обязательна. Возрастное ограничение 12+.

Яндекс.Метрика