Юрий Поляков: о своих «Одноклассниках», буржуазном театре и суровых нитках

2 октября в Кировском областном драмтеатре состоялась премьера спектакля «Соврёшь – умрёшь» по пьесе Юрия Полякова «Одноклассники». Прибыл в Киров и сам автор – известный писатель, киносценарист и драматург, главный редактор «Литературной газеты».

Поздравив коллектив театра с открытием 135-го сезона, Юрий Михайлович начал было рассказывать собравшимся журналистам о представляемой пьесе, однако вскоре перешел на темы более общие и наконец разговор повел о русской литературе в целом.

Юрий Поляков: А теперь несколько слов об этой пьесе. Судьба ее, к моему удивлению, отличалась от судьбы моих предыдущих пьес, так как все мои предыдущие пьесы сначала ставились в Москве, а потом уже шли по стране. А с этой пьесой получилось наоборот. Премьера состоялась в 2008 году одновременно в Тобольске и Владикавказе. Ставят ее во многих театрах от Мурманска до Владивостока. Это довольно типично, поскольку московские театры…

Понимаете, у нас парадоксальная ситуация, у нас в стране практически нет буржуазии, а буржуазный театр у нас есть. Вот столичные театры, прежде всего московские, да и питерские с ними – это классический буржуазный театр, который либо развлекает, либо щекочет нервы, но только не хочет лезть в «проклятые вопросы», кто мы и зачем, что с нами происходит, почему страна в таком состоянии, почему богатые становятся богаче, а бедные – беднее, то есть в то, чем всегда занимался русский театр. Одним режиссерам это просто неинтересно, другие сами стали буржуа и воспринимают творческий коллектив как выданное им в кормление поместье, не видя необходимости заморачиваться в этих проблемах. К тому же, у нас сложилась определенная традиция: пьеса, которая претендует на то, чтобы всерьез разобраться в жизни – это не золотомасочная, не фестивальная пьеса, так зачем тратить на нее силы?

А дальше мы видим замкнутый круг: подрастающая молодежь видит всё это и понимает, что надо писать по принципам «новой драмы», где допустима и матерщина, и физиология и многое тому подобное, поскольку именно это и поедет на какой-нибудь фестиваль, именно за это и дадут какую-нибудь маску… А то, что в театре такая пьеса будет идти всего полсезона, ну так что?.. Урожай собран, а идет она или не идет – это уже неважно.

Пишутся такие вещи легко (это классическую пьесу написать трудно) плюс еще установка на обязательный эксперимент, на обязательный (любой ценой) поиск какой-то новой формы… Но это ведь тоже глупость, потому что новизна сама по себе не является критерием качества. Новизна может быть улучшающей и может быть ухудшающей, может быть обогащающей, а может быть обедняющей. Если я напишу портрет хуже, чем Константин Сомов, то я буду нов, но я буду нов в смысле, что я хуже написал, а не лучше. Попробуй новое сделай лучше – это гораздо труднее!.. Поэтому большинство идет по линии обедняющей новизны. Хотя… история искусств отлично объясняет, что дабы стать новатором, надо быть немножко старомодным. Я это давно заметил. И часто привожу такой пример, который вроде бы лежит на поверхности, но на него почему-то не обращают внимания.

А пример такой.

Практически одновременно на советской сцене появились две пьесы – «Оптимистическая трагедия» и «Дни Турбиных». «Оптимистическая трагедия» по тем временам была последним писком театральной моды – там и хор, и декорации… Ну а что такое «Дни Турбиных»? Это Чехов, переживший гражданскую войну. Абсолютно классическая пьеса. Абсолютно! С точки зрения театрального новаторства там нет ничего. Для своего времени это было настоящее ретроградство – герои ходят, разговаривают, пьют чай – и всё.

Ну и что сейчас ставят? «Оптимистическую трагедию»? Нет. Ставят «Дни Турбиных».

И сам я как раз один из немногих, кто упорно продолжает писать традиционную нормальную драматургию – с сюжетом, с конфликтами, с репризами, но эти пьесы собирают полные залы… И я очень рад, что такой замечательный коллектив, каковым является коллектив Кировского драмтеатра, ставит уже мою третью пьесу. Я очень надеюсь на успех этой работы, поскольку я видел предыдущие постановки. Сначала это была комедия «Халам бунду», потом наша совместная пьеса со Станиславом Говорухиным «Смотрины» (спектакль назывался «Контрольный выстрел»). Оба спектакля – просто прекрасные работы, и я об этом тогда говорил…

Вопрос из зала: Положен ли в основу пьесы «Одноклассники» личный опыт автора?

Юрий Поляков: Конечно. Тем более что это вообще архетипическая ситуация. Мне тоже доводилось встречаться со своими однокурсниками, и я прекрасно помню изумление, когда тот, от кого ожидали очень много, ничего не добился, а тот, на котором поставили крест, достиг каких-то высот… И мне захотелось написать такую пьесу… Хотя во многом еще вот почему… Пьесы на эту тему создавались и ранее, еще при советской власти, но, понимаете, советский период не поражал такими неожиданными изменениями судьбы. Всё-таки при советской власти если человек вставал в какую-то колею, то очень редко он из нее вырывался. А вот постсоветская эпоха поменяла ситуацию кардинально. И мне показалось очень интересным написать пьесу о том, как изменилась судьба людей, которые были 20 лет назад одноклассниками и которые прошли сквозь это жестокое 20-летие... За этим стоит некая попытка разобраться, что произошло со страной, с нами, с обществом. Мне показалось, что судьбы одноклассников – очень удобный для этого фон.

Вопрос из зала: Нужно ли России бороться за то, чтобы стать самой читающей страной? 

Юрий Поляков: За то, чтобы стать самой читающей, может, и не надо бороться, потому что желание быть самым всегда заканчивается приписками. А возвращать моду на чтение необходимо. Вот при советской власти мода на чтение воспитывалась – самыми разными способами. Скажем, по телевизору постоянно транслировались встречи с писателями, существовало много различного рода литературных передач. И потом, какую-то вещь было просто стыдно не прочитать…А где-то сказать, что ты не читал эту книгу – да на тебя косо посмотрят! К сожалению, в 1990-е годы, как и после всякой революции, произошла варваризация – это естественно, но только мы что-то задержались в этой варваризации.

А как люди приучатся много читать, если на центральных каналах про литературу вообще ничего не говорят? Писатели появляются только в каком-нибудь ток-шоу, да и то я их называю не писателями, а «пипами» (от ПИП – персонифицированный издательский проект), потому что неизвестно кто там на самом деле за них пишет. А серьезных мыслящих писателей почти нет. Современная поэзия на телевидении фактически есть только на моей передаче «Контекст». Но это же канал «Культура», который смотрят всего несколько миллионов человек. Поэтому, конечно, литературу, чтение надо пропагандировать… Это должно стать государственной программой. А так, чтобы само собой… Как говорит героиня в моей пьесе: «Это плохое только само собой к людям пристает, а хорошее к ним надо пришивать суровыми нитками». Так что нужны суровые нитки… В хорошем смысле.

Автор: Антон Касков

Фото Татьяны Южаниной

Нравится

Большой вопрос

narodnyj-kostyum-ujdet-i-ladno«Возрождение национальных традиций», «крепнущее самосознание русского народа» – всё чаще и чаще звучат...

События

mikhail-nesterov-v-lyubimom-formateКАМЕРНАЯ ВЫСТАВКА ПРОИЗВЕДЕНИЙ ВЕЛИКОГО РУССКОГО ЖИВОПИСЦА ПРОДОЛЖАЕТСЯ В МУЗЕЕ ИМЕНИ...

От первого лица

proniknut-v-glubinu-smeshnogoПИСАТЕЛЬ ЮРИЙ ПОЛЯКОВ О КРИЗИСЕ СОВРЕМЕННОЙ САТИРЫ  3 сентября в Доме-музее Михаила Евграфовича...

СКОРО

Карта странствий

avstraliya-nenadolgo-poteryatsya-v-busheАвстралия – удивительная, очень далекая от нас страна, занимающая целый континент. Немногим россиянам...

Тур выходного дня

v-kilmez-progulyatsya-po-sovetskojПоехать в Кильмезь хотелось уже давно – уж очень красочно рассказывали о фестивале «Вятский лапоть»...

Событие в картинках

 

 

TOP

Информационный портал © «Культурная среда», 2013. Все права на материалы, опубликованные на сайте, защищены российским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах. При использовании любых материалов, размещенных на сайте «Культурная среда», ссылка на сайт обязательна. Возрастное ограничение 12+.

Яндекс.Метрика