Между добрым и вечным

О КЛАССИЧЕСКИХ ПРОТИВОРЕЧИЯХ КЛАССИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

23 августа, в день рождения Александра Грина, состоялось торжественное вручение ежегодной литературной премии его имени. Тринадцатым гриновским лауреатом стал настоящий живой классик, автор таких известных повестей, как «Чучело», «Чудак из 6 “б”», Владимир Карпович Железников (род. 1925).

Однако на этот раз в виду преклонного возраста лауреата отдельной встречи с ним не последовало. Поэтому чтобы его увидеть и записать речь пришлось – чего обычно избегаю – «пойти на паркет», то есть на официальную торжественную часть…

О скульптурно-организационных решениях

Что ж, официоз – дело нужное, правильное, даже приятное. Приятное во многом именно благодаря нужности и правильности приличествующих случаю речей. Вот и в этот раз губернатор Никита Белых ярко и содержательно высказался о важности и нужности премии имени Грина, о великом воспитательном значении русской литературы, короче обо всем том, о чем любому из нас пришлось бы не менее пафосно вещать, окажись мы на его месте.

Владимир Железников в лауреатской речи был краток – пошутил по поводу своего преклонного возраста, отметил трогательность момента и с печальной улыбкой посетовал на то, что эта премия для него, возможно, станет последней, а затем денежную составляющую премии (45000 рублей) передал присутствовавшей там же Алёне Ибрагимовой, талантливой аккордеонистке, которой теперь, по окончании Нижегородской консерватории, предстоит продолжить учебу аж в Милане, на что, разумеется, надобны средства. Что тут скажешь!.. Решение достойное.

Попечитель гриновской премии писатель Альберт Лиханов от имени своей семьи добавил на поездку Алёны в Милан еще 50000 (отдельное «Браво!»), после чего в очередной раз громко прямо в уши властям прокричал о бедственном положении русской и советской классики в нынешней России, об общем упадке культуры в современном российском обществе и призвал как-то изменить ситуацию.

Потом все пошли фотографироваться, а после началась пресс-конференция. О пресс-конференции расскажу отдельно, а пока упомяну об одном собственном наблюдении.

Третий год газета «Культурная среда» пишет о вручении гриновских премий, публикует речи лауреатов, их размышления о наболевшем, третий раз я слышу, как Альберт Анатольевич, открытым текстом кричит «караул» в уши местных властителей по поводу современного детского чтения, и третий раз вижу, как всё это тонет в потоке слащавого пафоса и недальновидной маниловщины… «Как бы хорошо было, если бы вдруг от дома провести подземный ход или через пруд выстроить каменный мост», то есть как бы хорошо было «установить <на набережной Грина> небольшие скульптуры Ассоль, Бегущей по волнам и т.д.»! Уж насколько я человек в этой гослиттусовке случайный, но даже меня это накатанное однообразие порядком утомило. Достало без толку писать об одном и том же!

Да, да и еще раз да – скульптуры на набережной тоже нужны! Но нужны точно так же, как жертве только что совершенного ограбления проверить, в порядке ли прическа, перед тем, как отправиться с жалобой в отделение полиции, – по-моему, в таких случаях не до пустяков. Иначе просто какое-то скульптурное решение педагогического вопроса получается! Не логичнее было бы, прислушавшись-таки к Альберту Анатольевичу попытаться решить проблему именно в том ключе, на который он не перестает указывать?

И в самом деле, Никита Юрьевич обеспокоен низким уровнем туристической привлекательности г. Кирова, Альберт Анатольевич – низким уровнем детской, да и взрослой культуры горожан (и россиян в целом). Так куда уж проще было бы с помощью региональных властей организовать какие-нибудь спецкурсы для школьников (с 1-го по 11-й класс) по углубленному изучению местной региональной культуры с плановым и регулярным чтением и обсуждением местных классиков, посещением музеев, выставочных залов, мастерских художников и мастеров народных промыслов, да просто с организацией экскурсионных прогулок по исторической части города…

В конце концов, почему бы школьникам не дать возможности получать специальность гидов? Но для этого, повторяю, нужны плановые и регулярные занятия, а не вульгарные набеги в музеи да театры, которыми так печально славится школа. Только тогда все мы и получим такой результат, который будет подороже любых скульптур – мы получим массового местного жителя, хорошо подкованного в области культуры собственного региона, мы получим массового кировчанина, которым все мы будем гордиться и восхищаться перед лицом гостей города, спрашивающих, «как пройти». А еще, как следствие, мы получим россиянина, которому не страшно будет передать завтра или послезавтра бразды правления страной. В противном случае в первую же ночь свежевоздвигнутые изваяния гриновских персонажей окажутся покрыты неприличными граффити – их, собственно, и будет Никита Юрьевич демонстрировать заезжим туристам… если не прислушается к Лиханову. А Лиханов из раза в раз кричит об одном – о том, что люди, люди и еще раз люди превыше всего. Об этом вместе с Лихановым кричит вся русская и советская классика… Вот он, глас вопиющего в пустыне, ибо не одни власти – все мы ищем внешне выразительных материальных удобств, ищем, зачастую не понимая, что никакими материальными удобствами не сможем украсить нашу общую духовную помойку.

Кстати, не думаю, что еженедельные (скажем, субботние) занятия по краеведению окажутся столь уж разорительными для областного бюджета. В сущности, дело стоит лишь за организационной волей и бюрократической смекалкой не ниже среднего уровня (как бывший бюрократ говорю). Именно к этим двум силам и взывает Лиханов из года в год. Будет ли он услышан на сей раз? Ну если что, в следующем году традиционно повторит…

О том, что было на прессухе

В целом, всё то же – стандартный набор писательских сетований по поводу большой распространенности электронной книги, отсутствия соцзаказа (в прежнем понимании), невостребованности классики в современном обществе… Короче, общая тоска по прошлогоднему снегу. Говорю это без иронии – просто констатирую факт. Да и как может быть иначе, когда другим фактом, давно свершившимся, является едва ли не полная смена мировоззрения читательской аудитории. Читатель стал другим, нежели 20, 30 а тем более 40 лет назад. Книги он читает в интернете, предпочтение отдает авторам, отражающим новые веяния стремительно меняющейся жизни, избегает длинных произведений, как и произведений с доминирующей социальной тематикой – любовь к ближнему, особенно сирому и убогому, в нашем постсоветском и одновременно постхристианском мире уже мало кого волнует. Смена ценностей свершилась, и поколения, родившиеся после 1990 года, уже не скажут про себя, что вышли из гоголевской «Шинели», они ее просто чураются!

Видя всё это, писатели хватаются за голову, называют «Гарри Поттера» безвкусицей и призывают власти что-то изменить. Конечно, писатели во многом правы – глобальная варваризация некогда высокоразвитых обществ налицо. Но давайте посмотрим правде в глаза – процесс этот необратим. Он дойдет до своего логического завершения, несмотря ни на какие усилия деятельной интеллектуальной элиты. Да и что тут обольщаться – ни власть, ни бизнес, ни само общество на вопль отчаяния живых классиков не отреагируют – и тем в свою очередь давно бы следовало принять это как данность.

Страшно? Да не особенно. Тем более, если учесть, что писатели – люди заинтересованные. Заинтересованные в многочисленности читательской аудитории, в высоте объемов продаж своих книг. И то и другое стремительно снижается благодаря смене читательских интересов и распространению интернета. В самом деле, чем более гневными являются филиппики против чтения электронных книг, – дескать, это не чтение, не работа души, не работа ума, – тем большую улыбку они у меня вызывают (как филолог говорю, перечитавший уйму всякого на всяких носителях). Разницы на самом деле никакой.

Варваризация? Да, народ ищет чего попроще, если вообще что-то ищет. А когда было иначе?

Литература же всегда следовала за потребностями и вкусами общества – и это нормально, спрос и должен порождать предложение. Однако нашим нынешним классикам отнюдь не чужда мысль о том, что, наоборот, неплохо бы современное общество перенаправить вслед за указующим перстом (и потребностями) литературы, хотя бы и хорошей, хотя бы и классической. И опять же понять можно. Классики, как правило, люди немолодые и меняться им уже поздно, а читательская аудитория редеет.

Но нам-то, читателям, что с того? Мы смотрим на дело иначе: классики на то и классики, что уже никуда они не денутся, вспомним – прочитаем, когда настроение будет. А пока посмотрим-ка на новые имена, – глядишь, кто-то интересный отыщется. Как, например, та же Джоан Роулинг, автор Поттерианы. И хоть уплюйся теперь наша писательская элита с ее «Гарри Поттера», миссис Роулинг переплюнула многих, ибо за ее писательскую успешность и, вероятно, последующую классичность «проголосовал» не какой-нибудь писательский профсоюз, не группа госчиновников, а тот единственный, кто имеет право посвящать в классики – читатель. Только он и выдвигает настоящих классиков, только он вписывает произведения в историю литературы. А что до качества этих произведений, то это уже вторично. История литературы знает предостаточно творений не самого высокого пошиба, считающихся, тем не менее, непререкаемо классическими. Вспомните хотя бы «Что делать?» Чернышевского – эту идеологизированную безвкусицу даже в школе изучают! Ан выстрелила в свое время – и всё тут, уже не сделать вида, будто ее никогда не было. Равно как уже не сделать вида, будто не было «Баллад на воровском жаргоне» Франсуа Вийона, «Срамных од» Ивана Баркова, ширпотребных (для своего времени) произведений Эжена Сю, и довольно непотребных – Чарльза Буковски…

Как примирить?

«Но как же так? – Спросит меня въедливый читатель. – Сначала ты полстатьи распинался о том, что надо организовывать какие-то занятия для детишек, насильно по музеям их таскать да классическое чтиво им навязывать, а теперь вроде как отстаиваешь, что, мол, каждому свое, а «Гарри Поттер» – нормальный образец классической литературы, очевидно, наравне с творениями Лиханова!»

Вопрос, конечно, резонен, однако он отражает крайние взгляды, тогда как я как раз и призываю избегать крайностей и знать меру, – с одной стороны, меру в потреблении варваризующего нас ширпотреба, который весьма пользительно разбавлять время от времени немалой долей классики, а с другой стороны, – меру в следовании довольно жестким мнениям наших дражайших классиков, которые (о чем не следует забывать) тоже люди со своей вполне понятной человеческой логикой.

В конце концов, наша общая привычка к тому, что поэт в России значительно больше, нежели просто литератор – поистине палка о двух концах. И пока одним концом она указывает нам путь к доброму и вечному, вторым так и норовит придать нам чаемое ускорение. В общем, будьте бдительны.

Автор: Антон Касков

Фото автора 

Нравится

Большой вопрос

narodnyj-kostyum-ujdet-i-ladno«Возрождение национальных традиций», «крепнущее самосознание русского народа» – всё чаще и чаще звучат...

События

mikhail-nesterov-v-lyubimom-formateКАМЕРНАЯ ВЫСТАВКА ПРОИЗВЕДЕНИЙ ВЕЛИКОГО РУССКОГО ЖИВОПИСЦА ПРОДОЛЖАЕТСЯ В МУЗЕЕ ИМЕНИ...

От первого лица

proniknut-v-glubinu-smeshnogoПИСАТЕЛЬ ЮРИЙ ПОЛЯКОВ О КРИЗИСЕ СОВРЕМЕННОЙ САТИРЫ  3 сентября в Доме-музее Михаила Евграфовича...

СКОРО

Карта странствий

avstraliya-nenadolgo-poteryatsya-v-busheАвстралия – удивительная, очень далекая от нас страна, занимающая целый континент. Немногим россиянам...

Тур выходного дня

v-kilmez-progulyatsya-po-sovetskojПоехать в Кильмезь хотелось уже давно – уж очень красочно рассказывали о фестивале «Вятский лапоть»...

Событие в картинках

 

 

TOP

Информационный портал © «Культурная среда», 2013. Все права на материалы, опубликованные на сайте, защищены российским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах. При использовании любых материалов, размещенных на сайте «Культурная среда», ссылка на сайт обязательна. Возрастное ограничение 12+.

Яндекс.Метрика