Степан Халтурин – террорист вне терроризма

«Памятник террористу», «улица в честь террориста», «город в честь террориста», «район области в честь террориста»… Можно подумать, Кировская область по меньшей мере родина самого Усамы бен Ладена.

Однако не бен Ладена клеймят у нас порой столь обидным эпитетом и не Басаева с Хаттабом, а человека совсем на них непохожего. Непохожего настолько, что даже самым антикоммунистически настроенным историкам, уверен, не составит труда найти при сопоставлении Халтурина с этими фигурами пресловутые «десять отличий».

И все-таки общее определение «террорист» незаметно сглаживает отличия и заостряет наше внимание на чем-то общем. Насколько это корректно? Да и вообще, можно ли назвать Халтурина террористом в современном значении этого слова?

Полагая, что ответ на эти вопросы могут дать, скорее, юристы, нежели историки, я адресовал их специалисту в области правовой оценки терроризма, кандидату юридических наук, старшему преподавателю кафедры уголовного права МГЮА Алексею Парышеву.

halt-2

Вот что пояснил мне Алексей Игоревич: «Если рассматривать покушение Степана Халтурина на Александра II в Зимнем дворце 5 февраля 1880 года с позиций современного российского уголовного права, то, скорее всего, под статью 205 УК РФ («Террористический акт») оно не подпадает.

Дело в том, что понятие «терроризм» в уголовном праве в настоящее время несколько ограниченно. Законодатель отказался от более широкого понятия «преступления террористического характера» – на бытовом языке мы могли бы охарактеризовать их словом «террор».

Логика этого преобразования объясняется стремлением законодателя выделить в отдельную группу составы преступлений, имеющие общий признак – проявление идеологии терроризма. То есть терроризм рассматривается как самостоятельное идеологическое явление, антидемократическое по своей сути, поскольку выражается оно в практике воздействия на принятие решения теми или иными органами власти посредством устрашения населения или даже отдельных лиц. Иными словами, современный террорист прекрасно понимает значимость общественного мнения в современных демократических странах и путем насилия воздействует на его формирование. В связи с этим, понятие «терроризм», безусловно, можно назвать «продуктом» демократического общества.

halt-3

Вполне закономерно, что в том же УК РФ отдельно описаны составы преступлений, которые непосвященный человек может воспринять как проявление терроризма. Например, пункт «е» части 2 статьи 105 («убийство, совершенное общеопасным способом») или статья 281 («Диверсия»). В них при описательной схожести способов деяния с таким деянием, как террористический акт, всё-таки учтено различие в целях преступников. У убийцы – это, как правило, ликвидация конкретного человека, у диверсанта – подрыв экономической безопасности или обороноспособности страны, современный же террорист воздействует на принятие решения органами власти или международными организациями.

Что же касается Степана Халтурина, то его противоправные действия я бы, если рассуждать абстрагировано, квалифицировал по статьям 30 и 277 УК РФ – вместе они дают формулировку «покушение на жизнь государственного или общественного деятеля» – и еще по пункту «а», части 2 статьи 105 («убийство двух и более лиц»), поскольку точно известно, что во время взрыва погибло 11 солдат Финляндского полка, убийство которых Халтурин, насколько мне известно, специально не планировал.

Любопытно отметить, что в настоящее время из статьи 277 УК РФ исключено понятие «террористический акт». В настоящее время он является лишь одним из способов прекращения политической деятельности государственного или общественного деятеля, но возможны и другие способы. При этом неважно, лоялен или оппозиционен деятель официальным властям, того и другого закон защищает одинаково».

Итак, соверши Степан Николаевич нечто подобное сегодня – получил бы пожизненное. Но при этом террористом, согласно нормам нашего вполне взвешенного и демократически выверенного УК, не считался бы.

Впрочем, лично я сомневаюсь, что в наши дни Халтурин стал бы метать бомбы в чиновников или – чего доброго – минировать машины и захватывать заложников.

Конечно, российское государство и общество далеки от совершенства. Однако Халтурин в свое время о существующей ныне степени свобод мог только мечтать. В общем-то, за эти так и не увиденные им свободы он и пошел «в террор» (заметьте, не в «терроризм»), за них он боролся с самодержавием, а в итоге и погиб.

Был ли он террористом? Если иметь в виду производное от слова «террор», употребимого в рядах народовольцев, то был, а если от слова «терроризм» (с современным понятием), то не был.

Так что, если бы я и хотел поставить Халтурина, допускавшего мысль о себе как о террористе, в один ряд с кем-нибудь малопохожим, то, пожалуй, не с бен Ладеном, а с Колумбом, который всю жизнь считал себя открывателем западного пути в Индию.

К слову

Примечательный эпизод. Спустя всего три месяца после убийства народовольцами Александра II, 2 июля 1881 года в США выстрелом из револьвера был тяжело ранен президент Джеймс Гарфилд (1831 – 1881), скончавшийся впоследствии от неправильного лечения.

Стрелял в президента некий Шарль Гито (1841 – 1882) по, в общем-то, личным мотивам, которым пытался придать окраску политических. Как бы то ни было, суд признал Гито невменяемым, хотя и не освободил от смертной казни.

А примечательно вот что. «Народная воля» однозначно осудила преступление Гито. В «Обращении Исполнительного Комитета к американскому народу» говорится: «Выражая американскому народу глубокое соболезнование по случаю смерти президента Джемса Авраама Гарфильда, Исполнительный Комитет считает долгом заявить от имени русских революционеров свой протест против насильственных действий, подобных покушению Гито. В стране, где свобода личности дает возможность честной идейной борьбы, где свободная народная воля определяет не только закон, но и личность правителей – в такой стране политическое убийство, как средство борьбы – есть проявление того же духа деспотизма, уничтожение которого в России мы ставим своею задачею. Деспотизм личности и деспотизм партии одинаково предосудительны, и насилие имеет оправдание только тогда, когда оно направляется против насилия».

Автор: Антон Касков

Фото предоставлено автором

Нравится

Большой вопрос

narodnyj-kostyum-ujdet-i-ladno«Возрождение национальных традиций», «крепнущее самосознание русского народа» – всё чаще и чаще звучат...

События

mikhail-nesterov-v-lyubimom-formateКАМЕРНАЯ ВЫСТАВКА ПРОИЗВЕДЕНИЙ ВЕЛИКОГО РУССКОГО ЖИВОПИСЦА ПРОДОЛЖАЕТСЯ В МУЗЕЕ ИМЕНИ...

От первого лица

proniknut-v-glubinu-smeshnogoПИСАТЕЛЬ ЮРИЙ ПОЛЯКОВ О КРИЗИСЕ СОВРЕМЕННОЙ САТИРЫ  3 сентября в Доме-музее Михаила Евграфовича...

СКОРО

Карта странствий

avstraliya-nenadolgo-poteryatsya-v-busheАвстралия – удивительная, очень далекая от нас страна, занимающая целый континент. Немногим россиянам...

Тур выходного дня

v-kilmez-progulyatsya-po-sovetskojПоехать в Кильмезь хотелось уже давно – уж очень красочно рассказывали о фестивале «Вятский лапоть»...

Событие в картинках

 

 

TOP

Информационный портал © «Культурная среда», 2013. Все права на материалы, опубликованные на сайте, защищены российским и международным законодательством об авторском праве и смежных правах. При использовании любых материалов, размещенных на сайте «Культурная среда», ссылка на сайт обязательна. Возрастное ограничение 12+.

Яндекс.Метрика